Ольга (feline34) wrote,
Ольга
feline34

"ЛЮБОВЬ, НЕНУЖНАЯ СОЛНЦУ"

Глава 1.
Глава 2.
Глава 3.



Глава 4.

Как только Дашенька научилась правильно держать в руках карандаш, она открыла для себя мир рисования. Ну, для начала, на обоях и, конечно же, лошадей из сна. Ведь все великие творцы рисовали стоя за мольбертом. У малышки мольберта пока не было, родители не могли знать, что это самая нужная вещь для их дочери. Да и вообще в те времена с мольбертами, как и со многими другими вещами, была напряженка. Чем же хуже Дашенька маститых художников? В общем, стены стали идеальным местом для полета фантазии, которой тогда еще было у Дарьи хоть отбавляй. Мама не поняла гения в дочери. Гений был наказан самым банальным образом: по попе.
К сожалению, вместе с Дашенькой родилось и ее ослиное упрямство, впоследствии попортившее много нервов, как самой хозяйке, так и остальным членам семьи. Вот если бы упрямство родилось, ну, хотя бы целеустремленным, тогда и история повернулась бы по-другому. А может быть, и весь мир вокруг был бы другим. Но, повторюсь, упрямство получилось ослиным. Ну, что выросло – то выросло.
Дашенька продолжала изводить стены. Плюнув, мама «умыла руки» и, признавая очередной раунд победы за дочерью, разрешила разрисовывать стену в детской. «Вообще, интересная это штука – воспитание родителей», мелькнула мысль в голове у Дарьи. Мелькнуть-то мелькнула, да по причине неопытности хозяйки, не успела оформиться в теорию, потому и сгинула, забытая, в одном из множества пыльных чемоданов памяти.
Получив высшее соизволение, Дашенька занялась творчеством с превеликой радостью. Сначала она рисовала маленьких лошадок в виде двух огурцов, соединенных между собой палочкой-шеей, палочками-ножками и метелкой в виде хвоста. Потом эти наскальные изображения перестали радовать, и пришел черед лошадок-формочек для песка. С этими дело пошло веселее. Обводился контур, рисовались глаза, раскрашивались копыта – и готово дело. Кстати, даже потом, став взрослой, и утратив тягу к рисованию, когда уже собственные дети теребили и наперебой просили что-нибудь нарисовать, пальцы с зажатым карандашом, автоматически начинали легко набрасывать на листе бумаги летящие очертания лошади, обязательно прыгающей через пропасть. Так что вполне можно предъявить претензии на авторские права на мультфильм «Спирит» производства студии «Уолта Диснея». Последние кадры просто нагло стырили из Дашенькиных снов.



Глава 5.

Летом, когда Даше было три года, ее отправили в летний лагерь для дошколят. «Малышок» назывался. Так остро врезались в память эти воспоминания. Остро, но очень избранно. Корпуса-коробки посреди соснового бора. Только и было красиво – эти исполинские сосны. Даша часами бродила среди них, иногда сколупывая заскорузлую кору. Иногда кусочки коры были бесформенными, иногда же вдруг радовали фигуркой лисички в передничке, или зайки. Где-то куковала кукушка. Воздух был такой упоительный, сочный, запах смолы щекотал ноздри, заставляя чихать и морщить нос.
Совершенно непонятная процедура чистки ушей. Детей выстроили на площадке в очередь перед раскладным столиком, за которым восседала необъятная и чем-то недовольная тетка. На столике расположились бесконечные банки с палочками с намотанными на них пуками ваты, лежала пухлая тетрадь, в которой отмечались вычищенные уши. Рядом с видом штандартенфюрера стояла медсестра и каждому последующему засовывала очередную палку в ухо, как бы вычищая его. Самое ужасное было то, что Даша оказывалась в хвосте этой очереди, и приходилось стоять около двух часов и ждать, пока и ей поковыряют в ушах.
А потом в лагере почему-то случился карантин. Почти всех детей разобрали по домам. А Дашу почему-то нет. Она ждала папу с мамой, а они все не приезжали. Ведь время для маленьких тянется так медленно. Всего-то одни сутки казались вечностью. Всех детей собрали ночевать в главный корпус. Большое, гулкое здание с широкой лестницей. Может, раньше это был чей-то особняк. Неизвестно. Ночью было страшно, несмотря на то, что рядом сопели другие ребята. Даша проплакала полночи, глядя на лунный свет, льющийся через широкие окна в палату, наблюдая, как качаются тени ветвей на линолеуме. А еще было очень стыдно спать на клеенке. Дура-нянька не захотела ее убирать, хотя Даша робко шептала, что уже большая и не писается. Почему иногда взрослые бывают такими злыми. Это же очень ранит.
На другой день приехали папа с мамой и забрали Дашу домой. Она очень испугала маму, потому что молчала и не вообще не отвечала на вопросы. Она ехала на папиных плечах, сначала через бор, потом через широкое поле, к электричке. И за всю дорогу не издала ни звука. И лишь на перроне, увидев подъезжающую электричку, тихо сказала: «Поизд». Мама заплакала… Приходят и уходят поезда…
Tags: Сказики РассказиХИ
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 16 comments