Ольга (feline34) wrote,
Ольга
feline34

"БЛИЖНИЙ БЕРЕГ НИЛА" Дмитрий Вересов

- Гляди, а тут еще один камень. И крест поваленный..
Они дружно присели на мягкую траву.
- Зажигалку нашел? - шепотом спросила Линда.
- Ага. Вот она.
- А сигарета есть?
- Держи.
Они замолчали, глядя друг на друга и пуская дым в чистое небо.
- Знаешь, мне вдруг в голову пришло... Если бы эти камни могли говорить, сколько всего они нам рассказали бы...
- Камни не говорят, - отозвалась Линда.
- Само собой...
- ... но думают.
- Что-что?
- Думают. Лежат и думают. У них, видишь ли, много времени на раздумья...
- И о чем, интересно, они думают?
- Они думают о том, что люди, наверное, открыли секрет бессмертия и перестали умирать. Погост стоит, а никого не хоронят.
- Странно все это...
- Зигги, ты можешь пообещать мне одну вещь?
- Какую?
- Если я... если я уйду первой, ты постарайся сделать так, чтобы меня закопали под тем камнем, с розой. Буду выращивать солнечную малину...
- Линда, прекрати, что ты несешь!
- Нет, не надо. Земля тяжела... Лучше отдай меня чистому огню, а пепел пусти на волю, развей по ветру...
- Какая чушь!
- Без воли и ветра душа не живет... Зигги, сделаешь?



- Пора, - сказал наконец Бельмесов.
Они спустились на площадку перед Николовой дверью. Нил поднял заранее приготовленный мешок, вслед за Бельмесовым протиснулся в узкое чердачное окно и очутился на крыше.
Ночь была ясная, безветренная и поразительно холодная для конца апреля. В свете полной луны все предметы обретали причудливую фактуру сновидения - слишком приглушены все цвета и оттенки. Прутики антенн подернулись тончайшими кристаллами изморози. Нил подошел к тому месту, где остановился Бельмесов, открыл мешок и принялся доставать оттуда щепки, ветки, скрученные листья.
- Сюда клади, - распорядился Бельмесов. - Зажигай.
Сухая кучка занялась мгновенно. Взвился длинный веселый язычок пламени. Нил даже не заметил, в какой момент на Бельмесове появилась странная четырехугольная шапка.
- На огонь смотри, - велел потомок шаманов. - Как белый будет - отпускай ее.
Он двинулся вокруг костерка, пританцовывая на полусогнутых ногах, что-то бормоча нараспев и периодически подбрасывая в огонь щепотки травы. Пламя взрывалось искрами, становилось то багровым, то зеленым, то фиолетовым. Нил отошел на несколько шагов, держа наготове раскрытый сосуд. Он провел пальцем по розовой пластмассовой поверхности, вдоль оставленной гравером бороздки, читая кожей: "Ольга Владимировна Баренцева, 1953-1982". Шаги Бельмесова убыстрялись, монотонный речетатив делался все быстрее и ритмичне. Перед Нилом мелькало взмокшее лицо шамана, блистающие бельмы закаченных глаз.
- И-и-и! - неожиданно тоненько взвыл Бельмесов, и пламя вдруг взвилось почти прямоугольным белым столбом.
Нил наклонил урну, размашисто провел ею перед собой и выкрикнул, как учили:
- Ом мани дэва хри!
Взметнувшийся серый пепел - последняя земная материальность Линды - на мгновение обрел очертания женского силуэта, потом - летящей птицы, и замер в морозном воздухе неровной, мелко мерцающей спиралью.
- Ты свободна, - прошептал Нил. - До свидания, любимая...
Tags: Книги
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 10 comments