Ольга (feline34) wrote,
Ольга
feline34

Category:

И снова обрести покой. Глава 8

"И снова обрести покой. Глава 1"
"И снова обрести покой. Глава 2"
"И снова обрести покой. Глава 3"
"И снова обрести покой. Глава 4"
"И снова обрести покой. Глава 5"
"И снова обрести покой. Глава 6"
"И снова обрести покой. Глава 7"

Симон снова услышала голос Мехмеда ровно через две недели, три дня и восемнадцать часов, что подтверждал истерзанный крестиками и безвозвратно павший в этом морском бою месяц июль на отрывном календаре, висевшем на кухне.
- Симон, мне бы очень хотелось загладить свою вину перед Вами за мое вынужденное молчание и пригласить Вас в ресторан. Вы согласны? - спросил он.
- О, да, конечно, с радостью! - воскликнула обрадованная Симон.
- Вы можете в эту пятницу?
- Ох, - у Симон от разочарования чуть не хлынули слезы из глаз, - В эту пятницу не могу. Хотя, постойте, дайте мне пару секунд подумать. - В пятницу Симон договорилась с Жаклин пойти в кафе, поболтать и выпить кофе с пирожными, но Симон подумала, что встречу можно и перенести. Все-таки Жаклин она видит практически каждый день. - Знаете, я уверена, что мне удастся договориться с подругой и встретиться с ней в другой раз, она не обидится. - сказала она Мехмеду.
- Вот и отлично, - воскликнул Мехмед. - Давайте встретимся у аббатства сен-Виктор, а оттуда прогуляемся по набережной до ресторана.

На работе, в обеденный перерыв Симон отыскала Жаклин, уже сидящую за одним из столиков. Она поставила поднос с едой напротив Жаклин и села.
- Привет, Симон, - поздоровалась Жаклин. - Как у тебя дела?
- Представляешь, он мне вчера вечером позвонил и пригласил в ресторан поужинать, - выпалила сияющая Симон.
- Ну это же прекрасно просто, твое второе свидание! Ты ему определенно нравишься. И когда вы идете в ресторан?
- В эту пятницу.
- Как в эту пятницу? Мы же договорились с тобой пойти в кафе! - огорчилась Жаклин.
- Ох, - Симон схватилась ладонями за лицо, - я же совсем забыла обговорить это с тобой! Прости меня, пожалуйста! Я прямо как в облаках витаю. У нас с тобой выходной в следующий вторник, я оставлю этот день полностью для тебя.
- Ну хорошо. Давай во вторник, - миролюбиво согласилась Жаклин. - Хочешь я приду к тебе в пятницу днем, накрашу и уложу волосы?
- Конечно, спасибо тебе, дорогая! - обрадовалась Симон.

Когда Симон подходила к массивному каменному зданию аббатства, больше похожему на средневековую крепость, нежели на дом Божий, Мехмед уже ждал ее. Они неторопясь пошли по набережной, дыша таким чистым, морским, чуть солоноватым воздухом. Солнце косыми лучами пронизывало неглубокое дно около берега, взрывая искрами мокрые валуны, когда волны, облизнув их, шипя и пузырясь откатывались назад. Время от времени чайки, парившие над водяной гладью залива издавали резкие крики и Симон с Мехмедом останавливались, наблюдая за птицами.

Наконец они свернули на другую улицу и вскоре подошли ко входу в ресторан. На вывеске было написано: LE504. Это название ей ни о чем не говорило. Мехмед открыл перед Симон дверь, она вошла внутрь и ахнула; у нее возникло ощущение, что она, перешагнув порог, попала в арабскую сказку. Помещение было темным, но с высоким, резным деревянным потолком, стены окрашены в цвет жженой охры. Совершенно фантастическое ощущение возникало от множества ламп, хаотично свисавших с потолка. Их было не меньше двадцати, выполненных в марокканском стиле, с зелеными, оранжевыми и белыми стеклами, искуссно обрамленными чеканным кружевом. Они отбрасывали разноцветные блики на столы, на резную, кипельно-белую ткань скатертей, создавая причудливый цветной орнамент.

Официантка проводила Симон и Мехмеда к заказанному столику и подала меню в тяжелых кожаных чехлах, украшенных арабской вязью.
- Вы хотите что-нибудь выпить? Может быть шампанское? - спросил Мехмед у Симон.
- Нет, спасибо, Мехмед, я не пью алкоголь. Но вот оранжевый сок с удовольствием выпью.
- Я еще в прошлый раз заметил, что вы не употребляете спиртное. Я рад, - Мехмед удовлетворенно кивнул.
- Почему рады? - полюбопытствовала Симон.
- Ну, на этот Ваш вопрос ответить просто: я мусульманин, причем верующий, а верующие мусульмане не пьют спиртного, этого нам не позволяет религия.
- Как мало я о Вас знаю, Мехмед. - призналась Симон.
- Я тоже очень мало знаю о Вас, но ведь у нас еще много времени, чтобы получше узнать друг друга. Но, давайте все же выберем что-нибудь поесть. Вы знакомы с марокканской кухней?
- Нет, совсем ничего о ней не знаю, - призналась Симон.
- Тогда Вы позволите мне немного помочь Вам в выборе?
- О, да, пожалуйста!

В итоге они заказали для Симон чорбу - пряный куриный бульон со специями, и таджин: для Симон с бараниной. Мехмед заказал себе вегетарианский вариант.

- Вы не едите мясо, Мехмед? - спросила Симон.
- Ем, но я ем только халяльное мясо, и не уверен, что тут его подают.
- А что такое халяльное мясо?
- Знаете, Симон, в соответствии с традицией ислама при приготовлении блюд в моей стране используют только мясо домашних животных и птицы, убитых с соблюдением наших религиозных правил: с чтением молитвы и выпусканием крови на землю. Животное подвешивается на дереве и ему вскрывается яремная вена. Мы считаем, что такое мясо несет не только духовную, но и телесную пользу – оно заметно вкуснее и благоприятнее для здоровья. Такое мясо называется халяльным. Но, к сожалению, такой метод умерщвления животных запрещен в Европе, поэтому здесь я не ем мясных продуктов.
- Даааа, - протянула Симон, - для европейца это было бы достаточно шокирующе оставлять животное истекать кровью.

Перед первой подачей блюд им принесли чаши, наполненные водой и лепестками роз. Мехмед объяснил Симон, что это делается для того, чтобы гость омыл руки перед едой.
- В обычаях марокканцев есть с помощью большого, указательного и среднего пальцев правой руки, иногда помогая себе хлебом, - объяснял он. - Но, если Вам это будет неудобно, я попрошу столовые приборы. - Симон попробовала есть руками, но ей не понравилось и Мехмед попросил для нее нож и вилку.

Таджин с бараниной превзошел все ожидания Симон. Она любила готовить, но ее кулинарные изыски не простирались настолько далеко. Ее блюдо пахло всеми соблазнами мира, а вкус просто не поддавался описанию, баранина была мягка как масло, а овощи просто таяли на губах.

Когда луна уже взошла над Марселем, Симон и Мехмед вышли из ресторана. Черная летняя ночь окутывала их теплым, бархатным покрывалом, расшитым золотыми звездами. Симон совершенно потерялась в этом орнаменте из вкусов, звуков и ощущений. Ей вдруг захотелось почувствовать тепло мужского тела и она попыталась взять Мехмеда под руку. Но он мягко, но твердо отстранился от нее.

- Простите меня, Симон, я не хочу портить Вам вечер, но там, где я провел все детство и всю юность - дотрагиваться до женщины в общественных местах не принято. Не обижайтесь на меня, меня так воспитали.

© Это есть ибн майн копирайт :)
Tags: Жизненные зарисовки, Сказики РассказиХИ
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 13 comments