Ольга (feline34) wrote,
Ольга
feline34

Хватая звезды с небес



15.07.2010

Прав и мудр как Гудвин мой БА, изменяющийся в лице при слове «Паушаль» и наотрез отказывающийся участвовать в этом балагане. В действительности слово это достаточно безобидное и обозначающее всего лишь заказанный блог услуг, включающий в себя перелет на самолете, трансфер и гостиницу. Рулетка удачи начинает крутиться в момент выбора гостиницы.

Вообще самые умные люди поступают просто: они идут в турагентство, где рассказав все свои сокровенные желания по поводу отдыха, передают бразды правления туроператору. Дальше можно не рассказывать. Вторую категорию людей я бы тоже отнесла к категории умных. Эти с ногами залезают в интернет, сидят там неделями на туристических сайтах в поисках дешевых предложений. Эту категорию я называю: «И рыбку съесть и на кое-что сесть». Есть еще одна категория, которую иначе чем «через жопу» и не назовешь. Это те, кто покупают в аэропортах путевки под названием «last minute». В общем-то то же самое, что играть в русскую рулетку: выстрелит – не выстрелит.

Мою маму ни к какой из вышеперечисленных категорий отнести нельзя. Она обстоятельна, хочет конечно же хорошо отдохнуть, но почему-то считает, что в немецких турагентствах ей обязательно подсунут что-то непотребное за завышенную цену. Поэтому каталог мы брали в немецком агентстве, отель выбирали сами, а заказывали через знакомых мамы в русском агентстве. Сэкономили ли мы хоть пять центов на этой акции – я не знаю. Но то, что я потратила пару чертовых дюжин не подлежащих восстановлению нервных клеток – это точно.

Это была небольшая преамбула к истории о нашем отпуске. Наступил день отлета. Аэропорт, полет, трансфер до отеля – это не интересно. Когда в полпервого ночи нас высадили из автобуса у отеля, я саданула маме по больной мозоли чемоданом, мама сказала свою коронную фразу: «Йоп твою мать!» - вот тогда-то и начался наш отпуск.

Радостный Саня указал на плиту с названием отеля и сказал:
- О, мам, гляди – три звездочки.
- Как три звездочки? – всполошилась моя мама. – В каталоге было четыре.
- Так, народ, пошли регистрироваться. Уже скоро час ночи, потом будете звезды считать, - оборвала их я и мы потарахтели с чемоданами к зданию регистратуры.

Уставшая администратор, из последних сил сдерживающая рвущиеся на белый свет зевки, пыталась при этом не потерять свою профессиональную улыбку – отчего была похожа на недоспавшего, но симпатичного крокодила. Она быстро нас зарегистрировала, выдала ключи и на пальцах показала куда идти. Мы вышли из здания и побрели по аллее, выискивая хоть какой-то указатель на наш корпус и номер. Стояла замечательная южная ночь. Тишину взрывали лишь стрекот цикад да грохот колес наших чемоданов. На черном бархате неба сверкали звезды, подмигивали луне, указывающей нам путь. Указатель на наш номер нашелся сразу за указателем «Мэ и Жо». Маман моя напряглась. Стрелка на указателе неоднозначно советовала забраться наверх. Но как достигнуть этого самого верха – указатель подло умолчал. Наконец, пометавшись пару минут мы заприметили узенькую лестницу, притаившуюся между «Мэ и Жо» и еще каким-то зданием, впоследствии оказавшимся рестораном. Мы полезли наверх, пихая перед собой чемоданы.
- Уффффф, добрались, - пропыхтела мама.
- Не кажи гоп, пока не перепрыгнешь, - каркнула я и оказалась права.
На этом этаже нашего номера не оказалось. Пробегав еще добрых пять минут по площадке с дверьми во всевозможные номера кроме нашего, мы нашли еще одну лестницу.

Решив не мучать близких еще одной силовой тренировкой с чемоданами, я поднялась одна чтобы проверить наличие номера. С каждой пройденной ступенькой мне становилось все неуютнее. Площадка перед номером напоминала задворки черного хода и я сначала подумала, что мы все-таки ошиблись и попали в какой-то технический корпус, но наш номер на двери развеял мою надежду. Запёрли чемоданы, вошли в номер и тихо офигели: две подклети, подразумевающие спальню и гостиную, были настолько малы, что нормально развернуться в них могла бы лишь кошка.

Я была настолько вымотана, что была согласна на подклети и вообще на все, что угодно, если бы не одно но: в наших аппартаментах было всего три спальных места. Две кровати в спальне и тахта в гостиной. Мы их три раза пересчитали, заглянули на балкон, даже несколько раз зажмуривались – ничего не помогло. Четвертое спальное место не появлялось.

Я тихо помянула всех родственников администратора – живых и уже усопших, и мы пошагали обратно в регистратуру. По дороге маменька бухтела у меня за спиной:
- Ты ей еще скажи, что мы в такой крысиной норе жить отказываемся. И что я не могу по лестницам туда-сюда лазать. У меня операция на ногах была. Три, - подумав добавила она. – И вообще я хочу апартаменты с видом на море, - заключила она уже перед стойкой.

- Извините, - обратилась я к администратору, успевшей спросонья кое-как наляпать на лицо улыбку. - Я просил 400 капель, а тут 402 Мы заказывали путевки на четырех человек, а постелей всего три.

Испанка сначала сбледнула с лица, несколько секунд соображала, потом просияла:
- Да нет, их там четыре, - обрадовалась она, как будто сообщила мне, что я выиграла миллион.
- Где? – изумилась я.
- Там, - не растерялась испанка.
- Три!
- Нет, четыре! – она начала терять терпение с тупой клиенткой. – Надо из-под тахты выдвинуть лежак – это и есть еще одна кровать.
- В любом случае мы не можем жить в этом номере. Моя мама плохо ходит, для нее будет слишком тяжело постоянно ходить по лестницам. Она пережила операцию на ногах. Три, - подумав добавила я для весу. – И еще она хочет апартаменты с видом на море.
- Ооооо, - протянула испанка и задумалась. – С видом на море номеров у нас нет, а вот насчет лестниц. У меня есть один свободный номер на цокольном этаже, идемте я покажу. Правда он еще не совсем готов к заезду.

Мы опять пошагали по территории. Стояла полная тишина, даже цикады уже спали устав трещать. Время приближалось к двум ночи. В тусклом свете фонарей, немного рассеивающих южную темь, белели невысокие корпуса отеля.

- Дошли, - сказала испанка, останавливаясь у стальных жалюзи, напоминающих решетку охраняемого склада, только покрашенную в белый цвет вместо защитного хаки. – Это апартаменты для... для..., - никак не могла подобрать слово испанка. – А! Для людей, которые не могут ходить.
- Для инвалидов, - процедила я сквозь зубы. Мы вошли внутрь.
- Электроэнергия появляется, когда вы вставляете вот эту карту вот в эту прорезь, - продолжала она свои объяснения, одновременно вставляя карту, висящую на связке с ключом, в аппарат на стене. Вспыхнул свет, радостно заорал холодильник. Апартаменты состояли из анфлады помещений, заканчивающейся ванной комнатой. Дверей между комнатами не было, так же как и окон.
- Как в склепе, - обреченно подытожила мама.
- Зато прохладно и нет лестниц, - возразила я. – Тут лучше, чем в предыдущем номере для лилипутов.

Оставив маму в нашем новом жилище, мы пошли забирать чемоданы. Администратор уже смирилась со своей судьбой, проснулась окончательно и пошла нам помогать. Когда мы вернулись, мама стояла посреди комнаты в позе воинствующей амазонки. У ее ног валялся на спине свеже поверженный таракан. Его лапки все еще конвульсивно подергивались.
- А это еще что? – понизив голос до тихого шипения спросила моя мама.
- Эээээээ... это он наверное на улице гулял и случайно вот в комнату заполз, - начала оправдывать таракана администратор.

«Вы уж простите его, он больше так никогда не будет,» - хотелось добавить мне. Но я устала настолько, что даже язвить уже сил не было. Испанка пожелала нам спокойной ночи, забрала труп и ретировалась, а мы начали укладываться спать. Минут через десять мы обнаружили, что не хватает набора белья, полотенец и двух подушек. Я снова припомнила всех родственников испанки и таракана заодно, и пошла уже проторенной дорогой к зданию администратора.

При виде меня испанка почти впала в нирвану, но справилась с нервишками и самым любезным образом поинтересовалась, чем она может быть мне полезна.

- У нас не хватает постельного белья, полотенец и двух подушек, - сообщила я голосом Иссаака Левитана.

Через пять минут выяснилось, что на Балеарах есть все, кроме подушек.

- Я распоряжусь, завтра же с утра вам выдадут подушки, - клятвенно прижав руки к груди заверила испанка.

Так что спать нам пришлось на свернутых в трубочку одеялах. Бездушные дети наотрез отказались делиться подушками с бабкой и матерью. На койко-месте под кодовым названием «Лежак из-под кушетки» спать было невозможно. Кусок поролона, подразумевающий матрац был не больше десяти сантиметров толщиной. Полночи по комнатам тенью отца Гамлета бродила в ночной рубашке мама. Наконец и она угомонилась. Только я ненадолго провалилась в сон, как снаружи раздался грохот. В соседнем здании на улице, буквально в пяти метрах от нашего номера суетились трудолюбивыми муравьями уборщицы, растаскивающие свои телеги по рабочим точкам. Мы с мамой застонали в унисон. Начался первый день отдыха.

Tags: Жизненные зарисовки, Мальорка, Путешествия, Фотографирование
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 56 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →