Ольга (feline34) wrote,
Ольга
feline34

Category:

В закоулках памяти

Лента на 95 процентов состоит из поздравлений с новым годом. Теплые и искренние пожелания, красочные фотографии, радостные лица. Мне не спится и снова мыслями уношусь в далекое детство. Мне почему-то казалось, что я еще не писала здесь о своей собаке, но, как выяснилось - казалось мне неправильно. Перечитав тот пост, я поняла, что в нем очень много пробелов. Поэтому я его практически полностью переписала, добавив узорчатой вязи. Пусть этот рассказ станет моим поздравлением.

Память - удивительнейший механизм. Она начинает работать тогда, когда этого совершенно не ожидаешь. И в полночь ты вдруг ошарашенно понимаешь, что находишься между сном и явью, когда перед глазами начинают мелькать лица давно ушедших в другой мир, дорогих тебе людей. Явь побеждает, пробуждает и остается только грузно ворочаться в постели, призывая сон и умоляя память оставить тебя в покое. Но мысли складываются в картинки, слова беззвучно отпечатываются в мозгу и нет никаких сил спокойно заснуть. В конце-концов тело сдается. Надо записать, успеть ухватить за подол эти воспоминания, выложить их в буквы и отдать миру. Сонно, смутно, сумбурно - как есть.

С фамильным древом моей родни со стороны мамы мне с детства все было понятно. Там практически никто и никогда не разводился, отчества отпрысков совпадали с именами пап и все знали про всех. Грустно, но факт - фамильная ветвь моего отца не радовала бурным цветением. С его стороны была его мать - моя бабушка, он сам и дедушка Витя. Для маленького ребенка сложности фамильных отношений - материя совершенно ненужная, поэтому я очень долгое время считала, что дедушка Витя - есмь отец моего папы. Но в какой-то момент я выучила, что меня зовут не просто Оля, а что я еще могу быть и Ольгой, дочерью Владимира. Поэтому меня начали интересовать отчества. И я с удивлением обнаружила, что у папы отчетство не Викторович, а Васильевич. Сей феномен меня жутко заинтересовал и я начала приставать к бабушке, чтобы она открыла мне "тайну золотого ключика". Бабушка, суровой породы деревенской крестьянки - не кололась, поэтому я переместила свои боевые действия на папу.

Знаете выражение "папенькина дочка"? Ею я и была, отец в то время души во мне не чаял, поэтому через какое-то время он сдался и я узнала, что оказывается дедушка Витя - не папа моего папы - а отчим, и что его настоящий папа умер еще до рождения моего папы. Слово "отчим" я быстро усекла, а вот слова "умер" и "смерть" оказались совершенно новыми в моем словаре и я терялась в догадках, что это такое может быть. Объяснения не помогли, со смертью я столкнулась позже, когда у нас уже жила собачка Цыганка, нашедшая как-то раз в лесу мертвую мышку. Я не знала, что создание испустило дух, мне казалось, что она заболела и мне надо ее обязательно вылечить. Бабушка, гулявшая со мной не заметила, как я опустила тельце мышки в карман куртки. Дома у бабушки я положила мышку в детскую кроватку, безжалостно изгнав из нее любимого пупса, накрыла ее одеяльцем и поставила рядом мисочку с водой. Потом папа забрал меня от бабушки, а мышка осталась лежать в кроватке. Когда через несколько дней мы опять приехали к бабушке в гости, она с порога начала жаловаться на непонятный запах в квартире. Принюхавшись, можно было действительно почувствовать какой-то сладковато-приторный душок. Тогда я еще любила сладкое, но этот запах почему-то не был приятен. Они с отцом ушли на кухню, а я побежала проверить свою мышку. Откинув одеяльце я начала орать так, что казалось, даже стены бабушкиной хрущовки дрожали. Запах издавала мышка и в ее тельце копошились жирные, белые червяки; сквозь частично сожранную шкурку белели маленькие косточки. Я тогда не получила от бабушки по заднице, мой ужас оказался достаточным наказанием. Так я познакомилась со смертью.

Наверное именно этот случай и поселил в моей душе страх к смерти, от которого я не могу избавиться и по сей день.

Понимание того, что дедушка Витя не настоящий мой дедушка - не уменьшило моей любви к нему, и я всю жизнь, до самой его смерти называла его дедом. Виктор Викторович был замечательным человеком, имевшим героическое терпение и обладавшим настолько кротким нравом, что я даже по сей день не могу назвать кого-то, кто был бы похож на него характером. Я уже рассказывала про суровый нрав моей бабушки - дедушка Витя терпел от нее даже подзатыльники, всегда называл "Лидочка" и боготворил ее всю свою жизнь. Никогда этого не пойму, как они прожили вместе многие годы. Поляк по происхождению, каких-то голубых кровей - невысокий, худенький, с крупной головой, высоким лбом и смешным пухом по окружию черепа - именно таким мне он и запомнился. Когда я бывала у них в гостях именно он проводил со мной много времени. У нас были две любимые игры. Первая - лото. Куча карточек и деревянные боченки с номерами, хранившиеся в холщовом мешке. И вторая - в Лесси. В то время сериал про колли под кодовым названием "Лесси" был культом среди детей. Я не знаю, каким загадочным макаром этот буржуйский сериал проник в советский лагерь, но факт остается фактом. Я обожала быть той самой Лесси. И деду приходилось водить меня по квартире, привязав веревочку к моей руке; я, естественно бегала на карачках и лаяла, мы строили баррикады, будку для меня и спасали вселенную. Играли мы так, что временами получали от бабуки на орехи за шум и гам. Квартира была двухкомнатной, дедушка жил в дальней комнатке - аппендиксе большой. У него был старинный шкаф темного дерева, в котором аккуратными рядами стояли фолианты на польском языке. Видимо они тоже были старинными, т.к. дедушка не разрешал мне их трогать без него. Иногда он доставал какой-нибудь том и я осторожно и благоговенно переворачивала желтые, ставшие хрупкими от времени страницы, рассматривала картинки. Дедушка читал мне по-польски, я ничего не понимала, но звучание его голоса завораживало, задумчиво смотрели на меня с потемневших икон польские святые, а я сидела замерев, свернувшись в комочек около деда и прижавшись к его теплому боку. Где теперь эти книги, иконы, где мой дедушка, где я сама...

Дедушка Витя часто водил меня гулять в Филевский парк, ведь ребенку необходим свежий воздух. Мы входили в лес у забора военной поликлиники и сразу забирали правее и вглубь, выбирая какую-нибудь тропинку из опутавшей парк паутины дорожек. Минут за 20 доходили до обрыва. Если забрать еще правее - доходишь до центральной аллеи, которая падала в обрыв старой, деревянной и очень крутой лестницей. Еще можно было спуститься по специальной дорожке полого уходящей вниз к Москва-реке. Летом мы часто загорали на песчанном пригорке у воды, по набережной гуляли нарядно, по-выходному одетые люди, веселые компании играли на пригорках в волейбол и футбол. Я любила ковыряться в песке: искала ракушки и странные окаменелости, похожие на обрубки пальцев. Их так и называли "Чёртов палец". В то время между берегами лениво ходил маленький паром, перевозящий людей. Он был ниже по реке, туда мы доходили не часто. На другом берегу виднелись поля с неизменной год от года морковью и кормовой свеклой. Рядом с полями притаилась небольшая деревенька, непонятно каким чудом сохранившаяся практически в центре бетонного мегаполиса. Если уходить по набережной влево, в сторону "Молодежной", можно было дойти до усадьбы. Она находилась наверху холма, а внизу стояла скульптура. Мускулистый мужик куда-то тащил изящную, устало обвисшую в его руках женщину. Я даже не знаю, сохранилась ли эта скульптура.

Удивительно, но факт: я настолько любила этот парк, что даже сегодня, с закрытыми глазами могу вспомнить все маршруты, которыми мы ходили. Старый дуб у подножия лестницы. Он был просто необъятный. Каждый год я с нетерпением ждала, когда же он раскрутит свои темные, кожистые листья. Листья дуба распускались практически последними, это значило, что наконец наступило лето. А осенью собирала желуди, с узорчатыми, аккуратными беретками. Зимой мы катались на лыжах.

Это сегодня поднять "мадам сижу" и просто уехать кататься на лыжах или хотя бы погулять - сложный процесс, требующий моральной подготовки и внутренних уговоров. А тогда... Выпадал первый снег и лыжи доставали с антресолей; папа проверял, не рассохлись ли. Мне подмышки засовывали лыжные палки - проверить, не выросла ли я настолько, что надо покупать новые. В коробке лежали брикетики разноцветного воска для смазки лыж. Каждый цвет для своей температуры. В парке очень быстро прокладывали лыжню бойкие лыжники и так приятно было скользить по ним, не торопясь, разглядывая чудеса кудесницы-зимы. А по бокам от утоптанных дорожек сугробы были покрыты твердой корочкой, раздавив которую ладошкой в варежке, можно было доставать сухую манку снега и подкидывать ввысь, в голубое небо, осыпая себя вспыхивающими на солнце снежинками. Москва-река замерзала настолько, что частенько можно было увидеть рыбаков, кукующих посередине реки над лунками.

Однажды, зимой, когда мы гуляли, нам встретилась собачка. Небольшое, грациозное животное, черненькая, с белой манишкой на груди, хвостом колечком и шикарными "штанишками" на задних ногах. Между "пальцами" вмерзли катышки снега. Ее умильная, остренькая мордочка была печальна. Видимо она почувствовала нашу симпатию и пошла за нами. Как будто это наша собака. Она отбегала недалеко, рылась носом в снегу, чихала и опереметью бросалась за нами. И мне так захотелось, чтобы эта собака была моей, что я начала ныть и просить взять ее домой. Бабушка отбрыкивалась, я давила ей на совесть, что собака голодная и ей холодно жить на улице. В конце-концов бабушка сдалась и пообещала, что мы возьмем ее покормить, а потом опять выпустим. Три сосиски были сметены в один момент, собака взглянула с благодарностью в бабушкины глаза, лизнула ей руку... И осталась. Бабушка назвала псинку Цыганом. Мама фыркала, предлагала бабушке купить очки с более сильными диоптриями и говорила, что это сучка. То-ли из-за своего упрямства, то-ли из-за того, что бабушка плохо разбиралась в собачьих полах, но признавать, что это сучка отказывалась. Цыган начал очень быстро толстеть и поправляться. Мама говорила: "Лида, Ваш Цыган беременный." А бабушка сердилась и доказывала, что он просто хорошо ест.

Как-то ночью раздался телефонный звонок. Бабушка истерила в трубку: "Цыган рожает!" Мама быстро оделась и поехала. Утром выяснилось, что Цыган родил шестерых щенят. После этого был переименован в Цыганку, так и оставшись на всю жизнь сучкой.

Щенята были необыкновенно умильные. Толстенькие бочоночки с подрагивающими хвостиками и лапками, разъезжающимися в разные стороны. Они еще не умели ходить, поэтому ползали, раскорячив задние лапы и сопя от напряжения. Заботливая Цыганка без устали находила их по квартире и складывала обратно в невысокую коробку, где у нее было гнездовье. В этот период наша бесконечно терпеливая и добрая ко мне собака совершенно преобразилась. Она не подпускала меня к щенкам и рычала, приподнимая вехнюю губу в злобном оскале. Так что играть с ними я могла только тогда, когда бабушка или дедушка уводили ее гулять. Щенки пахли необыкновенно - молоком, младенцами, детством.

Прижав нос к оконному стеклу я убеждалась, что бабушка с Цыганкой вошли в лес и опрометью бросалась к щенкам. Они были еще полуслепые, но знали мой запах. Они возились, подрагивали ушами и ползли ко мне. Я наряжала их в самолично сшитые штанишки, сажала в повозку и катала по квартире. Обычно я умудрялась вернуть щенков в коробку до того, как Цыганку приводили домой. Один раз я заигралась и даже не услышала, как бабушка открыла дверь ключом. На орехи мне попало от обеих, и от разгневанной собачьей мамаши и смачный подзатыльник от бабушки.

Уж я и не знаю, с кем согрешила наша Цыганка, только щенки выросли раза в два крупнее ее и наступил день, когда их надо было раздавать, иначе эта банда разнесла бы бабушкину квартиру на мелкие детали. Это оказалось не сложно, мы уже перезнакомились почти со всеми собачниками в округе филевского парка и их с радостью разобрали.

Не поверите, но Цыганка прожила 22 человеческих года. Так сложились обстоятельства, что я не видела ее много лет. Последний раз мы встретились, когда она была уже настолько стара, что перестала быть похожей на ту собачку, которую я когда-то подобрала в зимнем лесу. Она полностью ослепла, с трудом ходила, от нее пахло старостью и какой-то безысходностью, как будто она знала, что скоро уйдет в другой мир. Она меня не узнала. Но я ее все равно любила. Также, как и в первый день.
Tags: Животинка, Жизненные зарисовки, Сказики РассказиХИ
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 54 comments