Ольга (feline34) wrote,
Ольга
feline34

Такая обычная жизнь

Ганс! Гааааааанс! – в окно врывается зычный женский голос, - зараза ты старая, ты куда ключи от машины дел?!

Мимо окна, вжав седую голову в плечи, пробегает Ганс и скрывается за углом. Следом за ним бежит Ингрид. В руке тапок. Прыскаю. Нехорошо смеяться, ведь Гансу сейчас тапком по голове попадет. Но все равно смешно.

Минут через десять в раскрытую дверь просовывается седая, патлатая голова Ганса:
- Фрау Ольга, можно я у тебя сигарету возьму?
- Бери, конечно. Посиди, отдохни пять минут.

Ганс неловко вытягивает сигарету из пачки огрубевшими старческими пальцами, с подушечками, потрескавшимися от работы и времени, темными, обломанными ногтями. Садится, сгорбившись в кресле. Смотрит на меня исподлобья поверх маленьких очечков, странно смотрящихся на его крупном носу. Раньше, когда он так смотрел – становилось неприятно и немного страшновато. Теперь я знаю, что он не злой. Он добрый, но никогда не улыбается. Никогда не рассказывает о себе, но кажется - жизнь его так потрепала, что он просто разучился растягивать губы в улыбке. Только глазами иногда еще умеет.

- Попало тебе? – спрашиваю.
- Ничего, я спрятался, - отвечает Ганс и в глазах переливаются смешинки. - Фрау Ольга, тебе цветы вечером полить?
- А что у нас по прогнозу? Вроде вечером грозу обещали.
- Нет, костями чувствую – не будет грозы. Духота и жара еще продлятся.
- Ну, полей тогда, если не сложно, спасибо Ганс.

Ганс докуривает до фильтра, морщится, гасит сигарету, неопределнно машет рукой, что-то вроде «до скорого» и идет дальше работать.

Проходит Маритта, она убирает в офисе Ингрид. Опущеные плечи, космы волос, во рту не хватает зубов. Это видно, когда она улыбается, немного застенчиво, наклонив голову набок. Я заметила, что женщины – бывшие алкоголики слишком быстро становятся похожи на детей. Они беззащитны и открыты. Счастливы самому малому. Улыбнешься такой – и она расцветает, улыбается в ответ. Мужчины другие. Они в себе, крайне неохотно идут на контакт, похожи на старых, матерых дворняг. Они боятся и сторонятся людей, но одновременно нуждаются в одобрении, хотя бы мимолетном.

Вечером заходит Ингрид, «мама» Ганса, Маритты и еще нескольких людей, забытых обществом. В руках у нее стакан и две бутылки вина, ежевечерний моцион. Ага, замечаю я – значит будем рассказы слушать. Устало садится в то же кресло, где днем сидел Ганс:

- Устала я, Фрау Ольга, как же я устала, – выдыхает она и наливает себе первый стакан вина. – И бросить бы все, но куда они без меня? Куда это все без меня? – вопрос повисает в воздухе. На такие вопросы никогда не найдешь ответа. Мы несем ответственность за тот мир, который создаем и за тех людей, которых притягиваем на свою орбиту.

- Знаете, что Ганс сегодня учудил? Нет, вы только подумайте, три раза притаскивал ключи не от той машины, что мне нужна была! Нет, ну почему мы живем не на диком Западе, а? Точно пристрелила бы! – Я улыбаюсь. – Сегодня возила потенциального покупателя в замок. Нет, вы представьте себе, он мне всего семьсот тысяч евро предложил!
- Какой замок? – изумляюсь я.
- А вы не знали? Я лет десять назад замок купила с парком, хотела гостиницу из него сделать. У нас там был огромный ресторан со столами на улице, так здорово летом было. Но не тяну я его. Купила еще за 2 миллиона дойче марок, да еще миллион евро вбухала... И где все оно? Теперь бы хоть продать за приличную цену. Хотите покажу? - Я киваю головой и прикрываю уши.
- Гааааанс! Гааааааааанс!!! - орет Ингрид. Голос у нее зычный, командирский. Шаркая тапками приходит Ганс. - Сходи к машине, принеси пожалуйста наш рекламный проспект замка. Он в бардачке лежит. - Ганс исчезает, потом быстро возвращается.
- Ээээээ, Ингрид, а где машина-то стоит?
- Как где? - вскидывается Ингрид. - Ты что, с ума сошел, я ж ее около дома поставила.
- Так, того, нету ее около дома.
- Как нету? Должна быть! Украли!

Начинается беготня. Сначала мы бежим туда, где должна стоять машина. И убеждаемся, что не стоит, потом мы двадцать раз спрашиваем Ингрид, может она куда в другое место поставила. Ингрид божится, что съездила за продуктами и поставила вот тута! Точно тута, где теперь стоит совсем другая машина. Засада. Мы вызываем полицию. Пока мы ждем патруль мимо проходит Дитер:

- Что у вас стряслось, как на пожар собрались?
- Да машину у Ингрид украли! - Дитер оглушительно хохочет.
- Ингрид, ты ж опять ее куда-то на другую улицу поставила и забыла.
- Ничего я не забыла, я ее тут поставила.
Приезжает полиция, берет показания, обещает поискать и уезжает. Ингрид расстроена.

Я понимаю, что продолжения вечера уже не будет. Ингрид нужно еще погулять с собаками. Я вызываюсь прогуляться с ней. Идем узкими деревенскими улочками, перебрасываемся ничего не значащими фразами. Я рассказываю о детях, о том, что мой муж со сломанной ступней все боится начать наступать на нее и что я устала. Потом спрашиваю:

- Ингрид, а сколько вам лет? - она кокетничает.
- А сколько вы мне дадите?
Я не хочу кокетничать и пристально вглядываюсь в это немолодое лицо с уставшими глазами, минимум макияжа. На нем мало морщин, задорная, почти юношеская челка, длинные волосы, распущенные по плечам.
- Ну не знаю, я бы лет 50-55 дала бы. - Ее радует мой ответ.
- Мне 62 года, фрау Ольга, - смеется она.
Улочка делает поворот и вдруг я замечаю машину, жутко похожую на машину Ингрид.
- Ингрид, это случаем не ваша машина? - спрашиваю.
Ингрид смотрит, куда я указываю пальцем и буквально подпрыгивает на месте.
- Вот дерьмо! Действительно, моя машина! Жуть, я ж действительно ее сюда поставила и забыла!

Мы круто разворачиваемся на сто восемьдесят градусов и галопируем домой. Опять звоним в полицию, двадцать раз извиняемся, тридцать раз расшаркиваемся. Ингрид получает от полицейского по загривку, т.к. это не первый раз, когда она напрочь забывает, куда поставила машину и аламирует полицейских. Когда суматоха по поводу машины немного улеглась, выясняется, что сэр Генри, любимый пес Ингрид опять удрал, пока мы бежали домой и в суматохе не посчитали собак. Ингрид хватает дуделку, издающую, кстати сказать, мерзкие звуки и мы опять начинаем бегать по улицам. Дудим в дуделку и зовем сэра Генри. На дворе, на минуточку уже полодиннадцатого ночи и дудеть особенно приятно, представляя себе, какими эпитетами награждают нас просыпающиеся жители домов, мимо которых мы бегаем.

В итоге сэр Генри найден, обцелован, отведен домой и мы расходимся по домам, расцеловавшись. Ингрид обещала завтра зайти и уж точно рассказать что-нибудь из жизни ее алкоголиков.
Tags: Жизненные зарисовки, Сказики РассказиХИ
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 56 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →