Ольга (feline34) wrote,
Ольга
feline34

Categories:

И снова обрести покой. Глава 5

"И снова обрести покой. Глава 1"

"И снова обрести покой. Глава 2"

"И снова обрести покой. Глава 3"

"И снова обрести покой. Глава 4"

Симон, стоя у распахнутого шкафа, раскладывала вещи по полкам. Она методично наклонялась к раскрытому зеву дорожной сумки, медленно, как будто неуверенно выхватывала-вырывала из ее нутра очередную вещь, потом выпрямлялась и надолго застывала с ней в руке. Казалось, что она видит их впервые. Почти все вещи принадлежали дочери.

Вдруг раздался стук в дверь и Симон вздрогнула, очнувшись. На пороге стояла та самая молодая женщина, которую Симон видела на кухне.

- Здравствуй, ничего что я на ты? Меня Шукран зовут, - женщина улыбнулась.

- Меня зовут Симон, - ответила Симон, растягивая губы в ответной улыбке. Этот несложный мимический жест дался ей с трудом. Казалось, что мышцы лица резиновые и на нем застыла унылая печать несчастья, когда уголки губ всегда смотрят вниз, притягивая душу хозяина к земле.

- Хочешь, я покажу тебе наш этаж и расскажу, как мы живем? - спросила Шукран.

- Конечно, - Симон вдруг захотелось выйти из безликой пока комнаты, ее временного убежища, в котором она никогда так и не почувствует себя полноправным человеком. Кенза увязалась за ними.

- Закрой дверь на ключ и носи его всегда с собой. Никогда не оставляй дверь открытой - здесь воруют, - предостерегла Шукран. Они прошли через коридор на кухню. Шукран показала свободные полки в холодильнике, кухонном шкафу, которые Симон могла занять. Показала какая посуда являлась общей, какая нет. Потом провела Симон через коридор в общую гостиную, показав по дороге туалет и ванную со стоячим душем.

- Здесь пять жилых комнат на этаже, - рассказывала она. - Одна твоя, на двоих человек, одна, рядом с твоей - временная комната для прибывающих с полицией в выходные дни, когда бюро закрыто и нет сотрудниц. В одной живу я со своими двумя детьми, еще в двух по четыре кровати. В одной живут четыре незамужние и бездетные девушки, от них много шума, но их обещали перевести на другой этаж, в другой живет русская с тремя детьми. Она плохо говорит по-немецки, но ее вполне можно понять. Убираемся на этаже мы по очереди, распорядок висит на кухне. Мы его потом изменим с учетом тебя.

- А ты давно здесь живешь? - спросила Симон. Она немного ожила, давая вовлечь себя в поверхностную болтовню.

- Уже почти год. Я не из Франкфурта, а здесь правило: нужно быть зарегистрированной во Франкфурте год, чтобы иметь право встать в очередь на получение жилья. - Шукран заметила, как скривилась Симон. - Ты что, тоже не отсюда?

- Я вообще приехала из Франции, - промолвила Симон. - Значит мне здесь минимум год сидеть, - у нее заметно испортилось настроение. Шукран это заметила.

- Знаешь, первые два месяца летят очень быстро, пока все бумаги заполнишь, пока потихоньку вещами обрастешь, закупишься необходимым. Потом, конечно, если нет работы - то тяжело здесь сидеть, а что поделаешь. Нам деваться некуда, пока свое жилье не получим.

Тем временем женщины вышли во двор. Шукран подвела Симон к небольшой комнате, открыла дверь ключом.

- Тут мы стираем и сушим вещи. Одна стирка или сушка стоит пятьдесят центов. Нужны специальные жетоны, их ты можешь купить у сотрудницы приюта.

В этот момент из дверей бюро вышла фрау Кеппель.

- О, я смотрю вы уже подружились, - порадовалась фрау Кеппель. Симон и Шукран синхронно кивнули.

- Если Вы хотите со мной поговорить, то я еще полчаса в бюро, - обратилась фрау Кеппель к Симон. Симон отказалась, ей пока нечего было сказать.

- Ну, хорошо, осваивайтесь, завтра я принесу Вам на заполнение анкеты для социальной помощи и другие необходимые бумаги, - сказала фрау Кеппель и ушла обратно в бюро.

Шукран подвела Симон к воротам, сказала код и показала как открывать дверь, посоветовав не показывать код Кензе, чтобы она ненароком не открыла кому попало дверь. Пока они изучали дверь и код, Кенза, наконец оторвалась от матери и убежала играть в песочницу, в которой уже рылось с полдюжины детей. Во дворе стояло несколько детских железных велосипедов, валялись формочки для песка, совки, сиротливо лежал потрепанный мяч.

Женщины вернулись в дом, зашли на кухню.

- Хочешь я чай сварю, настоящий, турецкий? У меня даже самовар для этого есть, - похвасталась-спросила Шукран.

- Нет, спасибо, - помедлив, ответила Симон. - Я не пью чай, только кофе, но сейчас просто не хочу пить, - словно оправдываясь произнесла она. - Я хочу сходить в магазин, купить продуктов, не расскажешь, где здесь продуктовый?

Шукран не обиделась на отказ, объяснила, где находятся местные магазины, и Симон, поблагодарив ее, ушла в свою комнату. Она закрыла за собой дверь и подошла к окну. Застучали крупные капли дождя, сначала редко, словно неохотно хлопаясь о стекло, разбиваясь и сползая вниз мокрыми дорожками. Потом дождь усилился, капли, словно соревнуясь бежали вниз, пересекая друг другу пути, сплетаясь, сливаясь, рождая на стекле зыбкую вязь. Симон уткнулась лбом в окно, по щекам бежали непрошенные, нежданные слезы. Она пыталась проглотить комок в горле, загнать слезы обратно в уголки глаз, но ничего не получалось. Ее снова уносило в прошлое, от которого она бежала...

© Это есть ибн майн копирайт :)
Tags: Жизненные зарисовки, Сказики РассказиХИ
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 30 comments