Ольга (feline34) wrote,
Ольга
feline34

меньшИе наши...

Бабушка часто водила меня гулять в Филевский парк, ведь ребенку необходим свежий воздух. Мы входили в лес у забора военной поликлиники и сразу забирали правее и вглубь, выбирая какую-нибудь тропинку из опутавшей парк паутины дорожек. Минут за 20 доходили до обрыва. Если забрать еще правее - доходишь до центральной аллеи, которая падала в обрыв старой, деревянной и очень крутой лестницей. Еще можно было спуститься по специальной дорожке, полого уходящей вниз, к Москва-реке. Летом мы часто загорали на песчанном пригорке у воды, по набережной гуляли нарядно, по-выходному одетые люди, веселые компании играли на пригорках в волейбол и футбол. Я любила ковыряться в песке: искала ракушки и странные окаменелости, похожие на обрубки пальцев. Их так и называли "Чёртов палец". В то время между берегами лениво ходил маленький паром, перевозящий людей. Он был ниже по реке, туда мы доходили не часто. На другом берегу виднелись поля с неизменной год от года морковью и кормовой свеклой. Рядом с полями притаилась небольшая деревенька, непонятно каким чудом сохранившаяся практически в центре бетонного мегаполиса. Если уходить по набережной влево, в сторону "Молодежной", можно было дойти до усадьбы. Она находилась наверху холма, а внизу стояла скульптура. Мускулистый мужик куда-то тащил изящную, устало обвисшую в его руках женщину. Я даже не знаю, сохранилась ли эта скульптура.

Удивительно, но факт: я настолько любила этот парк, что даже сегодня, с закрытыми глазами могу вспомнить все маршруты, которыми мы ходили. Старый дуб у подножия лестницы. Он был просто необъятный. Каждый год я с нетерпением ждала, когда же он раскрутит свои темные, кожистые листья. Листья дуба распускались практически последними, это значило, что наконец наступило лето. А осенью собирала желуди, с узорчатыми, аккуратными беретками. Зимой мы катались на лыжах.

Это сегодня поднять "мадам сижу" и просто уехать кататься на лыжах или хотя бы погулять - сложный процесс, требующий моральной подготовки и внутренних уговоров. А тогда... Выпадал первый снег и лыжи доставали с антресолей; папа проверял, не рассохлись ли. Мне подмышки засовывали лыжные палки - проверить, не выросла ли я настолько, что надо покупать новые. В коробке лежали брикетики разноцветного воска для смазки лыж. Каждый цвет для своей температуры. В парке очень быстро прокладывали лыжню бойкие лыжники и так приятно было скользить по ним, не торопясь, разглядывая чудеса кудесницы-зимы. А по бокам от утоптанных дорожек сугробы были покрыты твердой корочкой, раздавив которую ладошкой в варежке, можно было доставать сухую манку снега и подкидывать ввысь, в голубое небо, осыпая себя вспыхивающими на солнце снежинками. Москва-река замерзала настолько, что частенько можно было увидеть рыбаков, кукующих посередине реки над лунками.

Однажды, зимой, когда мы гуляли, нам встретилась собачка. Небольшое, грациозное животное, черненькая, с белой манишкой на груди, хвостом колечком и шикарными "штанишками" на задних ногах. Между "пальцами" вмерзли катышки снега. Ее умильная, остренькая мордочка была печальна. Видимо она почувствовала нашу симпатию и пошла за нами. Как будто это наша собака. Она отбегала недалеко, рылась носом в снегу, чихала и опереметью бросалась за нами. И мне так захотелось, чтобы эта собака была моей, что я начала ныть и просить взять ее домой. Бабушка отбрыкивалась, я давила ей на совесть, что собака голодная и ей холодно жить на улице. В конце-концов бабушка сдалась и пообещала, что мы возьмем ее покормить, а потом опять выпустим. Три сосиски были сметены в один момент, собака взглянула с благодарностью в бабушкины глаза, лизнула ей руку... И осталась. Бабушка назвала псинку Цыганом. Мама фыркала, предлагала бабушке купить очки с более сильными диоптриями и говорила, что это сучка. То-ли из-за своего упрямства, то-ли из-за того, что бабушка плохо разбиралась в собачьих полах, но признавать, что это сучка отказывалась. Цыган начал очень быстро толстеть и поправляться. Мама говорила: "Лида, Ваш Цыган беременный." А бабушка сердилась и доказывала, что он просто хорошо ест.

Как-то ночью раздался телефонный звонок. Бабушка истерила в трубку: "Цыган рожает!" Мама быстро оделась и поехала. Утром выяснилось, что Цыган родил шестерых щенят. После этого был переименован в Цыганку, так и оставшись на всю жизнь сучкой.

Щенята были необыкновенно умильные. Толстенькие боченочки с подрагивающими хвостиками и лапками в разные стороны. Они еще не умели ходить, поэтому ползали, раскорячив задние лапы и сопя от напряжения. Заботливая Цыганка без устали находила их по квартире и складывала обратно в невысокую коробку, где у нее было гнездовье. В этот период наша бесконечно терпеливая ко мне собака совершенно преобразилась. Она не подпускала меня к щенкам и рычала, приподнимая вехнюю губу в злобном оскале. Так что играть с ними я могла только тогда, когда бабушка или дедушка уводили ее гулять. Щенки пахли необыкновенно - молоком, младенцами, детством. Уж я не знаю, с кем согрешила наша Цыганка, только щенки выросли раза в два выше ее и наступил день, когда их надо было раздавать. Это оказалось не сложно, мы уже перезнакомились почти со всеми собачниками в округе филевского парка и их с радостью разобрали.

Не поверите, но Цыганка прожила 22 человеческих года. Так сложились обстоятельства, что я не видела ее много лет. Последний раз мы встретились, когда она была уже настолько стара, что перестала быть похожей на ту собачку, которую я когда-то подобрала в зимнем лесу. Она полностью ослепла, с трудом ходила, от нее пахло старостью и какой-то безысходностью, как будто она знала, что скоро уйдет в другой мир. Она меня не узнала. Но я ее все равно любила. Также, как и в первый день.
Tags: Животинка, Жизненные зарисовки, Сказики РассказиХИ
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 56 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →