Ольга (feline34) wrote,
Ольга
feline34

"Надо отпустить его"


Танюша написала маленький рассказик. О Гусеничке и Цыпленке. Володя нарисовал совершенно очаровательную картину к этому рассказу. Но меня ни разу не обрадовал конец истории. Таньша не то, что вынудила, но сподвигла меня написать продолжение рассказа. Которое представлено в этом посте фиолетовым цветом. А ее начало - зеленым.

Гусеничка сидела, уставившись в одну точку и не реагировала на Цыпленка.
Он догадывался, что она сочиняет стихи, и может быть, даже о нем.
Но даже кратковременная потеря ее внимания очень раздражала его и сердила.
И он не знал, что больше?
Цыпленок старался вывести ее из самосозерцания :
- Гусеничка, иди помой посуду! Или, лучше, подмети пол! Или сядь на диету!
И вообще, кому ты нужна? Ты не разбираешься в политике! Ты пишешь стихи без
запаха, вкуса и цвета! Никакие стихи!
Гусеничка молчала, ее давил ледяной ком, выливаясь слезами огорчения из глаз.
Поэтому, она молчала.


"Значит мне надо уйти, если ей дороже всего самолюбование и сочинение стихов, пусть даже и обо мне", - подумал цыпленок, собирая свой чемодан.
Защелкнув замочки и набрав код, чтобы никакая курица не смогла бы его открыть, цыпленок подхватил чемодан и еще раз зашел в комнату, где сидела гусеничка, даже не сменив позы.
"Ну, ты это... Бывай, гусеничка", - сказал цыпленок.
Гусеничка повернула голову в сторону цыпленка, но взгляд ее был блуждающим, как у слепого, смотрящего через предметы.
"Господи, даже в такой момент она что-то сочиняет", - озлобленно подумал цыпленок и, круто развернувшись, зашагал прочь, волоча за собой чемодан.
А гусеничка подумала: "Если ты кого-то любишь - отпусти его. Если он был твоим, то он обязательно вернется. А если нет - то значит он никогда тебе и не принадлежал."
Прибыв в большой Город, цыпленок перво-наперво закинул свои вещи в гостиницу и поехал осматриваться. Вечерний Город бурлил, переливался огнями рекламы, выплевывал из автобусов и метро массы народа, а с другой стороны заглатывал других.
"Вот это жизнь!" - подумал цыпленок. "Не то, что с гусеничкой - скука болотная".
Он решил зайти и поужинать в ресторане. Свет в зале был приглушен, стоял интимный полумрак. Следуя за услужливым метрдотелем к столику, цыпленок замечал на себе заинтересованные женские взгляды. "Выбирай - не хочу," - радостно подумал цыпленок.
Он сидел на мягком стуле, пил шипучее шампанское, ел цыпленка-табака и был совершенно счастлив. Вдруг на него мягко опустилась тень. Подняв глаза, цыпленок буквально онемел, забыв жевать.
Около его столика стояла бабочка изящно помахивая крылышками, такая прекрасная, что от ее вида можно было буквально потерять разум. Что цыпленок и сделал.
Через две недели встреч, окончательно влюбленный цыпленок переехал к бабочке. Сначала бабочка была нежна, мила, страстна и хозяйственна. Но через какое-то время цыпленок начал замечать, что она совершенно непригодна в хозяйстве. Она не умела ни стирать, ни готовить, ни убираться. Все это приходилось делать цыпленку. И если в самом начале их отношений бабочка разделяла обязанности с цыпленком, то по прошествии времени она начала перекладывать семейный груз на плечи цыпленка.
"Дорогая, мы же сегодня хотели приготовить ужин," - ненавязчиво намекал цыпленок.
"Ах, радость моя! У меня никак нет времени, мне еще надо к косметологу, парикмахеру и маникюрше. И потом, меня ночной мотылек в гости приглашала". И она упархивала до следующего утра, сияя радужными крыльями.
А цыпленок убирал квартиру, стирал и гладил белье... И все чаще с тоской вздыхал, вспомная о времени когда он жил с непритязательной гусеничкой.
В один прекрасный день, когда бабочка опять вернулась домой рано утром, пахнущая мужским одеколоном и с распухшими от поцелуев губами, терпение цыпленка лопнуло. Привычно собрав чемодан, он, все же оставаясь джентельменом, зашел в будуар бабочки попрощаться. Бабочка сидела на пуфике около трельяжа и пудрилась, собираясь куда-то.
"И что это ты решил?" - встрепенулась бабочка, увидев цыпленка с саквояжем.
"Я решил вернуться туда, где мой дом", - ответил цыпленок. "Я понял одну важную вещь: лучше гусеничка в руке, чем бабочка в небесах," - сказал он и не оглядываясь вышел из квартиры.
Он ехал домой, трясясь в поезде. Он думал о своей прекрасной, такой непрактичной, но такой любящей и талантливой гусеничке. И любовь наполняла его сердце. Теперь он точно знал: она - его дом.

Tags: Сказики РассказиХИ
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 16 comments