Ольга (feline34) wrote,
Ольга
feline34

Сказка, рассказанная на ночь

Пару недель назад мой друг fllex обратился ко мне с очень заманчивым предложением. Перевести с немецкого языка на русский одну сказку Ганса Христиана Андресена, которая, по его словам на русский язык переведена еще не была. Я с удовольствием ухватилась за это предложение потренировать мозги. Сознаюсь, что перевод дался мне с трудом. Сказка совсем не была похожа на сказку. Это все больше обретало черты притчи.
Наконец я закончила перевод и приведение текста в читабельный вид. И дала почитать его своей Танюшке. Таня помогла мне кое-где подкорректировать текст. А потом вдруг ошарашила одной ссылкой:
Deja vu ‎(22:13):
http://www.free-time.ru/razdels/sk1/anders/anders6.html
feline34 ‎(22:13):
откуда ты это нашла?
Deja vu ‎(22:13):
я все нахожу))
feline34 ‎(22:13):
надо будет Володе показать. Он был уверен, что на русский перевода не было
Deja vu ‎(22:14):
я же начальник службы информации
feline34 ‎(22:14):
не буду тогда свой перевод постить :(
Deja vu ‎(22:14):
не пость, а то могут упрекнуть и не понять. Блин
feline34 ‎(22:14):
обидно :(
Deja vu ‎(22:14):
угу((
feline34 ‎(22:14):
я столько старалась. Кстати, начала читать. Пока я не нахожу, что мой перевод хуже
Deja vu ‎(22:16):
и я не нахожу, твой живее
feline34 ‎(22:16):
тогда запощу. моя версия. я же не крала перевод.

Вот такая предистория. Оказалось, что я как всегда, не успела открыть Америку Все же пощу свою версию, потому что считаю, что не пропадать же моим стараниям. Они - под катом. Сказка достаточно длинная. А если вам интересно, то по ссылке можно прочитать профессиональный перевод сказки. http://www.free-time.ru/razdels/sk1/anders/anders6.html



Снеговик. Рождественская сказка.

"Какой замечательный холод, у меня аж все тело трещит от мороза!", - сказал снеговик. "Такой ледяной ветер может ненароком какую-нибудь душу с собой унести. И гляньте только, как раскаленное сверху на меня глядит!" Он имел в виду солнце, которое как раз начало свой путь за горизонт. "Но лучше бы оно на меня не пялилось! Не нравится мне это!". Вместо глаз у снеговика были вставлены два крупных треугольных куска черепицы; рот был сделан из грабель, поэтому у него даже были зубы. Родился он под радостные вопли мальчишек, и приветствовали его появление на свет нежный перезвон колокольчиков и скрип полозьев санок.
Солнце наконец зашло и появилась луна, круглая, большая, яркая; такая красивая на голубом покрывале неба. "О, вот оно опять появилось, только уже с другой стороны," - сказал снеговик. Наверняка он имел в виду: Снова появилось солнце. "Я же отвадил его пялиться на меня. Хотя, пусть себе висит и светит, чтобы я мог получше себя разглядеть. Эх, если бы я только знал, что делают люди, для того чтобы сдвинуться с места. Мне ужасно хочется двигаться! Будь моя воля, скатился бы я туда вниз, на лед, совсем как те мальчишки. Но самому мне не понять, как же все-таки люди ходят."
"Прочь! Прочь!", - пролаял старый цепной пес; он сильно хрипел и не мог больше по-настоящему громко лаять; свой севший голос он получил, когда все еще был домоседом и целыми днями лежал перед печью. "Уж солнце-то научит тебя бегать! Видал я и прошлой зимой твоего предшественника, и еще раньше предшественников твоего предшественника. Прочь! Прочь! И все они ушли прочь!"
"Что-то не пойму я тебя, дружище", - сказал снеговик. "И как это оно научит меня бегать?" Он имел в виду луну. "Правда само оно бегать умеет, только что видел его с одной стороны. Глядь, а оно уже с другой светит." "Да ты вообще ничего не знаешь!", - ответил ему цепной пес. "Тебя оправдывает только то, что тебя лишь сегодня слепили. То, на что ты сейчас смотришь - называется луна; а то, что раньше закатилось за горизонт - это солнце; оно снова взойдет утром и уж научит тебя убегать от него в тенек оврага. Чую свой задней левой лапой - скоро перемена погоды. Она у меня в такие дни как барометр; болит и колет."
"Нет, наверное так и не смогу я его понять," - сказал снеговик. "Но у меня складывается впечатление, что в том, что он говорит, есть что-то для меня неприятное. То, которое сверкает на небе - солнце, как пес его называет; нельзя назвать моим другом!" "Прочь! Прочь!", - снова хрипло пролаял цепной пес, крутанулся три раза волчком вокруг себя и потрусил в свою будку спать.
И действительно погода стала меняться. Ранним утром по окрестности стелился толстый, влажный туман; позже поднялся ледяной ветер; мороз продирал до костей. Но взошло солнце и властно осветило все вокруг. Деревья и кусты подернулись инеем, весь лес сверкал как коралл, ветки как будто расцвели необыкновенными белыми цветами. Каждая, самая малюсенькая веточка, где весной распускаются листья, переливалась на солнце. Как будто это были кружева, такие кипенно белые, испускающие свет. Тоненькие веточки березы покачивались на ветру, казалось, что она живая, как летом - необыкновенно красивое зрелище. И когда солнце касалось своими лучами веток березы, то она вся просто полыхала, как будто ее ветки присыпали бриллиантовой пылью, а глядя на снег вокруг, виделись маленькие огоньки, белее, чем сам белый снег.
"Как же здесь красиво!", - воскликнула молодая девушка, вышедшая в сад со своим другом. Оба остановились около снеговика и не отрываясь смотрели на сверкающие деревья. "Летом такой красоты не увидишь," - добавила она глядя вокруг сияющими от восторга глазами. "Да и такого парня, как этот, летом не сыщешь", - добавил молодой человек и показал на снеговика. "А он симпатичный." Девушка рассмеялась, кивнула снеговику и пританцовывая направилась со своим другом дальше. Снег громко поскрипывал в такт их шагам.
"Кто были эти двое?", - спросил снеговик. "Добрые люди!", - ответил цепной пес. "Скоро они поженятся и будут жить вместе." "А, значит они такие же создания, как ты и я?", - спросил снеговик. "Это господа!", - объяснил цепной пес. "Однако когда они рождаются на свет, то знают крайне мало. А я, заметь, уже стар. Я достаточно пожил и многое узнал. Я знаю всех в этом доме и помню времена, когда я не лежал на холоде, прикованный цепью к своей будке."
"Холод так приятен!", - сказал снеговик. "Но ты рассказывай, рассказывай! Только не тряси ты своей цепью, а то она бьет по мне, когда ты это делаешь."
"Ну, хорошо, слушай," – начал свой рассказ цепной пес. "Когда-то я был маленьким щенком. Маленьким и хорошеньким, как говорили люди; леживал я на стульях, обитых бархатом, там, в хозяйском доме, в замке высшей знати. Меня целовали в нос, мои лапы вытирали вышитыми батистовыми платками, меня звали Ами. Любимый Ами, сладкий Ами. Но потом я вырос и надоел хозяевам. И меня отдали домоуправительнице. Я попал в подвальную квартирку! Ты можешь глянуть, на каком я был верху, в хозяйском доме, а потом стал псом домохозяйкиным. Там было конечно меньше места, чем наверху, но у нее было как-то уютнее, меня не увезли далеко от детей, и уход за мной был такой же, как наверху. Мне все также давали хорошую еду, как раньше, иногда даже лучше! У меня была своя подушка у печи, которая казалась мне самой лучшей на земле. Я ложился под печью, свернувшись клубочком. Ах, иногда она снится мне по ночам. "
"Неужели печь так прекрасна?", - спросил снеговик. "А она похожа на меня?"
"Она – полная противоположность тебе. Черна, как воронье крыло, у нее длинная латунная шея, она питается дровами и у нее во рту пылает огонь. Нужно садиться в стороне от нее, не рядом, тогда тепло от нее очень приятно. Если ты заглянешь в окно, то увидишь ее, оттуда, где ты стоишь. "
Снеговик посмотрел в указанном направлении и заметил, как за окном блестит что-то блестящее с латунной трубой; в очаге мерцал огонь. Снеговик с удивлением осознал, что чувствует нечто, что он сам себе не может объяснить, но был уверен, что люди, которые не были снеговиками, знали о нем.
"А почему ты ее покинул?", - спросил снеговик. У него было такое ощущение, что это сооружение должно быть женского рода. "Как же ты мог уйти из такого места?"
"Мне пришлось," – просто сказал цепной пес. "Меня выкинули за дверь и посадили на эту цепь. Я укусил в ногу самого младшего пажа, потому что он отбирал у меня мозговые кости. Поэтому я отомстил ему: кость – за кость! Кажется, это было по чести. Но люди осудили меня несправедливо и с той поры я сижу на цепи, потерял свой голос, разве ты не слышишь, как я хриплю? Я больше не могу нормально лаять, как другие собаки: Прочь! Прочь! Ах, как грустно оборвалась моя песня.“
Но снеговик его больше не слушал, он неотрывно смотрел на окна в подвальной квартирке домоуправительницы, в ее каморку, где стояла печь на железных ножках и была такой же большой, как и снеговик.
"Как странно все во мне трещит!", - сказал он. "Я смогу туда дойти? Это ведь такое невинное желание, а невинные желания всегда исполняются. Я должен попасть туда, я должен прислониться к ней. Я так хочу этого, что мог бы выдавить стекло в окне! "
"Ты никогда туда не попадешь!", - сказал цепной пес, "а если и удастся дотянуться тебе до огня, то растаешь прочь! Прочь! "
"Я все равно уже пропал!", - возразил снеговик. "Чувствую, что ломаюсь. "
Снеговик стоял, и целый день не отрываясь смотрел через окно. На рассвете в каморке стало еще светлее и приветливей. Оттуда, где стоял снеговик, печь светила очень нежно, не так как луна, не так, как солнце. Она светила так, как может светить лишь только печь. Когда дверь в каморку отворилась, печь от ветра загорелась еще ярче, красные язычки пламени осветили лицо снеговика, горели ярко в его груди.
"Я больше не могу это выдержать!" - воскликнул он. "Как ей это идет, как элегантно показывает она язычки пламени!"
Ночь была длинной, но не для снеговика. Он стоял, погруженный в свои мысли и лишь иногда замечал, как все больше оседал на землю, тая.
Утром окно в подвальной каморке было подернуто изморозью; на окне расцвели прекрасные цветы, но только снеговик замечал их, ведь они закрывали ему вид на печь. Окна никак не хотели оттаивать, и он все не мог увидеть печь, которую он считал самым прекрасным созданием женского рода на земле. Он скрипел и оседал под собственным весом, хотя стоял мороз, который обычно любят все снеговики. Но он не был рад. И как он мог радоваться – ведь он был влюблен в печь.
"Это самая ужасная болезнь, которой только может заболеть снеговик – любовь к печи", - сказал цепной пес. "Я болел как-то раз, но победил ее," - хрипло пролаял он. "Чую, скоро погода переменится!".
И действительно погода изменилась, стало теплее и снег начал таять.
Чем теплее становилось, тем больше сдавал и худел снеговик. Он молчал, он не жаловался, и это было правильно.
Одним утром он окончательно рассыпался. И на земле остались лежать лишь черные печные грабли. Да, да, те самые, вокруг которых мальчишки слепили снеговика; благодаря которым у него и появились зубы!
"Да, теперь я понял, только теперь осознал, какая тоска его снедала!" сказал цепной пес. "Эти грабли на железном черенке – это же грабли для чистки печи. Вот что находилось в его теле! Это именно то, что дало ему такие чувства к печи, то, что сгубило его."
Вскорости зима закончилась. Во дворе лаял охрипший цепной пес; а из дома лилась песня, которую весело пела девочка:
"Зеленый хозяин леса! Выйди за дверь,
Верба, цвети!
Скорее бы скинуть варежки с рук.
Жаворонки и кукушки! Пойте радостно,
В феврале опять придет весна!
И я пою: Ку-ку! Квик-Квик!
О, милое солнце, всегда приходи!“

А про снеговика все забыли.
Tags: Книги
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 37 comments