June 27th, 2013

Зима

Курица - не птица, Польша - не заграница

- Возможно, нам дадут разрешение на выезд во Францию, - услышала я голос отца. Мама что-то ответила приглушенным бубнением. Я совсем не разобрала что она сказала, да и не прислушивалась. Между мною, уже лежащей в постели и родителями на кухне было две закрытых двери и время, когда я уже должна была спать. Я не подслушивала - это было ниже моего пионерского достоинства, я просто иногда слышала через эти две двери важные для меня фразы, как будто судьба в этот момент дарила мне волшебную возможность слышать то, что не предназначалось для моих ушей. Вон, пару недель назад ведь услышала, что мне хотят купить мороженое, а ведь двери тоже тогда были закрыты. И точно также услышала только эту фразу про мороженое и больше ничего. Я завозилась под одеялом, открыла глаза и уставилась на настольную лампу, освещающую угол моей комнаты. Да, мне уже тринадцать лет, а я до сих пор сплю со светом. Сон не шел и я начала ритмично, но медленно качать пяткой. Это мое собственное ноу-хау, неизменно гипнотически погружающее меня в сон. Я спала и мне снились какие-то размытые города, серые люди с разноцветными зонтиками, прошитые струями дождя и мороженое "Бородино" за двадцать восемь копеек. Collapse )