March 8th, 2011

Зима

Московские зарисовки. Часть 1

Как только я последний раз стискиваю тебя в полуобъятии - другую руку оттягивают десять законных килограмм ручной клади, смотрю сухими глазами в твои влажные, враз покрасневшие глаза (и кто наврал, что мужчины не плачут); как только я с билетом и паспортом в руке встаю в хвосте разномастной, медленно шаркающей к паспортному контролю очереди; оборачиваюсь и уже не вижу тебя в толпе провожающих - именно в это мгновение я чувствую, как из меня - проколотого булавкой шарика стремительно уходят силы; присвистывая струйкой воздуха вырываются и устремляются вслед за тобой моя уверенность в себе, твёрдое стояние обеими ногами на земле - всё то, что ты называешь "моя Domina". А вместо неё в очереди остаётся стоять моя невесомая оболочка - девочка с распахнутыми глазами, в глубине которых плещутся, сталкиваются как два потока страх и неуверенность перед неизвестным. Почему так, я не знаю. Наверное потому, что когда прорастаешь друг в друга корнями настолько глубоко - любой отрыв становится бесконечно болезненным.

Ненавижу летать... И одновременно обожаю. В такой противоречивости нет логики, да я и не собираюсь ее искать. Страшно - когда входишь в узкое пространство самолета и сразу резко хочется заболеть клаустрофобией; дурацкие мысли мечутся под черепной коробкой, когда стюардессы показывают запасные выходы, натягивают маски на лица и учат сначала обеспечить кислородом себя, а потом уже детей. Кстати, никогда не могла понять: почему сначала взрослый, а потом ребенок. Я считаю, что спасать нужно ребенка, а потом уже себя. Если у меня будет выбор: я или ребенок, то я выберу второе - ему еще жить и жить, а я уже достаточно набедокурила на этой планете. Что самое смешное: сколько летаю - каждый раз смотрю эту маленькую пантомиму стюардесс, хотя по-моему уже наизусть выучила каждое их движение. Но я отвлеклась от темы, да: я панически боюсь лететь ровно до того момента, когда самолет вздрагивает и отчаливает от места стоянки. Всё, в этот момент внутривенной инъекцией в кровь впрыскивается адреналин и я приклеиваюсь носом к окну, вбирая в себя уплывающий пейзаж франкфуртского аэропорта. Зимой рано темнеет и самолет вспарывает сумерки, оставляя под собой ручейки светящихся автомобилями шоссе, острова и островки городов. Мы на территории небесного королевства. Я не знаю, есть ли тут король, но если есть - пожалуйста, будь милостив к своим непрошенным гостям.

Himmel
«Himmel» на Яндекс.Фотках

Collapse )