April 12th, 2010

Зима

Мой ответ Цесурке

Навеяло этим рассказом.

Через тридцать лет я, скорее всего, буду жить на Сицилии. Там будет жарко летом и я буду целыми днями валяться в шезлонге рядом с мужчиной, которого я выбрала те самые тридцать лет назад. Хотя так нельзя говорить: "выбрала". Мы нашли друг друга. Нашли случайно, сами того не желая. Мы не родили собственных детей. Ему хватало тех, которых я принесла в подОле. Он их любит как может и, несмотря на то, что я частенько налетаю на него коршуном, когда он отчитывает их с моей точки зрения неправильно - он самый лучший отец для них.

Думаю, что тогда я буду просто повернута на похудении и буду жадно читать дурацкие журналы, рассказывающие о способах омоложения лица и кожи. Но так никогда и не решусь на ботокс. Хотя, мне придется попотеть, чтобы уговорить мужа разрешить мне сделать операцию на груди. Ведь он так ее любит. С возрастом моя тяжелая грудь слишком отвиснет и я буду мучаться перед зеркалом, мечтая снова о двух высоких холмиках, задорно оттягивающих блузку. Я буду закрашивать седые волосы и сидеть часами в парикмахерской, отдаваясь во власть профессиональных, мягких рук.

Несмотря на то, что я сплю со своим мужчиной уже больше тридцати лет, у меня никогда не возникнет желания попробовать другого мужчину. Да и зачем, если тот, кто делит каждую ночь со мной - всегда лучше всех других знает, как сделать так, чтобы я забыла обо всем. Разве какой-то другой мужчина сможет доставить мне такое удовольствие, что после этого только звезды кружатся под крепко зажмуренными веками и кажется, что ты умерла и воскресла в очередной раз?

Каждое утро я буду исчезать из постели, чтобы поплавать в бассейне. А он будет приходить в белом махровом халате, чтобы посмотреть как я плаваю. Ведь он сам плавать не любит. Складки халата не будут скрывать его аппетитный пивной животик, который я так люблю. Он сядет в шезлонг рядом со столиком, где уже будет накрыт легкий завтрак. А я буду плавать, ныряя и отфыркиваясь от воды, я буду посылать ему зазывающие улыбки. И он не выдержит, он скинет с себя халат и войдет в воду, прогретую солнечными лучами... А потом мы позавтракаем.

И поедем в аэропорт встречать наших детей. Они уже взрослые, каждый живет своей жизнью. Но они всегда приезжают к нам, потому что мы с мужем - это их якорь, причал. И дом наполнится радостью и смехом. Они будут опять беззлобно ругаться, как в детстве, а я буду успокаивать их и ерошить волосы на таких взрослых головах и удивляться, как быстро протекло время. И я пойму, что я прожила очень счастливую жизнь.