December 9th, 2009

Зима

Сила радио

Я уже почти собралась выжимать из себя слезу грусти, что меня все резко и сразу разлюбили. Но перед тем, как наложить на себя ноги руки, решила сначала почитать ленту друзей. И что видят мои старые, уставшие глаза: оказывается ЖЖ уже несколько дней лихорадит от того, что комментарии никуда не ходят. Даже налево не ходят, сознательные какие. А я не знал, и сосед не знал, а слон и не догадывался. (с) Я так и не поняла, что это за забастовка такая перед новым годом, но мне сразу стало легче, мысли о самоубивстве растаяли, как дымок над затухающим костром и душа моя воспарила снова. Причем я даже не знаю, куда там она воспарила, но ведь это неважно. Пусть себе парит, где ей хочется.

В свое время мать моя - женщина, зарубила на корню мое журналистское будущее на радио. Ридио на семи холмах - так оно тогда называлось. И я даже не знаю, существует ли оно сейчас. Но тогда эта волна была модной и я слушала их постоянно.

Я работала в одном крутом конгломерате секретарем, в одном из отделений. Наше называлось "Тринити Моторс", мы сидели под крышей в одном из перестроенных купеческих домах на Яузе, недалеко от Китай-Города. Окна выходили на одну из семи сталинских высоток. Круче только тучи. Я не знаю, жив ли сегодня этот конгломерат, но тогда они были совладельцами Вим-Биль-Данна, Представителями Хаммера, Шевроле, Опеля, Бомбардье (водные и снежные мотоциклы), владельцами Метелицы. Мы работали как каторжные, но и получали немаленькие деньги в конверте в конце месяца. Но мне было скучно. Я уже несколько лет была секретарем в Тринити Моторс, знала свою работу наизусть и мне ничего не светило. В плане повышения либо разнообразия. Да и зарплата уже не удовлетворяла. Поэтому я начала искать себе другую работу. Рассылала свои резюме. Приходили предложения, но они были также скучны, как и мое настоящее место. И вдруг, в одно и то же время я получаю два запроса. Один на фабрику по упаковке орешков и сухофруктов и второе на радио. То самое "Радио на семи холмах". Я пошла на оба. Орешки предлагали мне ту же самую работу секретаря, с разницей в том, что я называлась бы "менеджером" и мне светило немного больше денег. Радио, протестировав меня полдня предложили работать сначала секретарем, но им настолько понравился мой голос, что они были готовы устроить прослушивание и если оно пройдет нормально - дать мне возможность работать в радиоэфире и помочь поступить в институт. Я уже не помню какой, на журналистику. Но запрлата устапала фирме с орешками. Я ухватилась за это предложение руками и ногами, дала свое согласие и написала в Тринити заявление об уходе.

И все было хорошо, пока я не сказала матери об этих двух предложениях. Моя маман устроила истерику, запрещая мне идти на радио. Она приводила тысячи доводов, почему быть секретаршей при орешках выгоднее, чем расплывчатое обещание с радио. Она грозила и запрещала. На тот период она превратила мою жизнь в подобие вытрезвителя, где все орут, тошнят, сходят с ума и не понимают, где они находятся. В итоге я сдалась и пошла секретаршей к орешкам. И жалею об этом по сегодняшний день.

Расскажите мне о своих жизненных выборах. У вас был когда-нибудь момент, когда вы хотели стать чем-то иным, чем стали? Вы довольны тем, что вы есть сейчас?

Я отвечу сразу. Я счастлива в своей профессии. Секретарь - это зачастую много больше, чем гражданка за телефоном. Но я действительно мечтала о том, чтобы стать радиожурналистом. Жалко, что эта мечта никогда не сбудется.

P.S. На комментарии предыдущего поста обязательно отвечу, вы ж меня знаете!