July 20th, 2009

Картина

И снова обрести покой. Глава 4

"И снова обрести покой. Глава 1"

"И снова обрести покой. Глава 2"

"И снова обрести покой. Глава 3"

Все гурьбой вошли в административную часть комплекса, гуськом, неловко поднялись по крутому пролету скрипучей деревянной лестницы с неудобными перилами. "Наверное здесь когда-то был сеновал", - мелькнуло у Симон. Анфлада бюро без дверей, переходящих одно в другое удивили ее. Фрау Кеппель усадила ее с дочерью у стола, больше напоминающего бумажное варфоломеево побоище, нежели стол клерка и оставила их ненадолго, уйдя с полицейскими в другое помещение. Симон огляделась. Бюро было свежеотремонтированным, светлым, но настолько забитым потрепанной мебелью, какими-то объявлениями, схемами и огромными досками с ключами на стенах, наподобие отельных, что создавалось ощущение - здесь случилось маленькое торнадо.

Фрау Кеппель и полицейские вернулись обратно. Симон быстро подписала бумагу, что она возбуждает против своего мужа уголовное дело в Германии и полицейские ушли. Фрау Кеппель утвердилась по другую сторону стола, порылась в бумагах, нашла какие-то формуляры и обратилась к Симон:

- Мы сейчас заполним анкету, потом подпишем договор на так называемую "аренду комнаты". Также я ознакомлю Вас с правилами проживания в нашем приюте. Вы являетесь также и гражданкой Германии, поэтому на Вас с дочерью распространяются все законы, равно как и закон на неразглашение вашего местожительства. Он действует два года. Когда мы закончим с формальностями, я отведу вас в отведенную вам комнату и, если вы захотите, потом поговорим.

Симон кивнула. Педантичность и тактичность немки начинали ей нравиться. Она подписала договор на безумно дорогую аренду комнаты, почти тридцать пять евро в день, в которой ей и Кензе предстояло жить. Но ей не придется платить ни копейки, так как у нее на данный момент нет доходов. Так же ей пришлось подписаться под правилами проживания в приюте. Никто не должен знать, где она. В крайнем случае, самые близкие родственники. Симон грустно усмехнулась. Папá из могилы вряд ли сможет ей позвонить, Жизель в Германю не поедет. Посещения запрещены. Дети должны находиться в своих комнатах после восьми часов вечера. Запрещается приводить мужчин в приют. "Больно надо", - передернувшись, подумала Симон. Collapse )