April 14th, 2009

В очках

Баварию заказывали?



Мы вернулись домой. Белая полоска кожи от часов на загорелой руке - последнее напоминание о зиме. Мы уехали из налитого почками Франкфурта в прохладу альпийских гор, где еще даже в низинах лежит смуглый, пористый снег.

Я воспринимаю Мюнхен на том же уровне, что и Франкфурт. Этот город не перестает поражать. Каждый раз на ратуше находятся новые статуи и начинает казаться, что за время твоего отсутствия они ожили и поменяли позы.


Старые знакомые предстают в новых ракурсах и создается впечатление, что видишь их в первый раз.


В этот раз мы с мамой сподобились залезть на смотровую площадку церкви святого Петра. Я знаю, что многие мои друзья не любят, когда я тут матом ругаюсь. Но тут уж простите, мои дорогие - по-другому никак.


Я когда сдуру решила туда полезть - даже не предполагала, сколько физических и моральных сил от меня потребуется. В пути я двадцать раз пообещала бросить "пить, курить и заниматься глупостями", потом я поняла, что опять боюсь высоты и начала считать "ебеня". Если вы думаете, что я считала головой ступеньки - то вы ошибаетесь. Хотя их я тоже считала, но ногами. Нет, "ебеня" в переводе на русском звучат очень невинно - "этаж" (Ebene). Но я почему-то прочла это слово 17 раз на русском языке, поэтому долго не могла объяснить моей маме, чего это я ржу, как кавалерийская лошадь. Хотя к чести моей интеллигентной мамы, она временами тоже не чурается колоритной стороны русского языка.

Второй раз я поняла, что боюсь высоты, когда вывалилась на смотровую площадку. Под ногами - деревянный настил, перед мордой железные решетки, голуби радостно парят, гадя на головы статуй и прохожих. И мы парим, блин, за решеткой. Я разок вниз взглянула - вцепилась в камеру и к объективу жадно глазом прильнула, закрыв второй. Collapse )