March 6th, 2009

Картина

Когда остановится сердце

Любовь умирает.
Величайшая трагедия жизни состоит не в том, что люди гибнут,
а в том, что они перестают любить" (С. Моэм)


С Любой познакомила меня моя мама, когда я только приехала в Германию. Шумная, активная Люба и притягивала меня к себе своей неуемной энергией, но и одновременно чем-то отталкивала. Что-то хищническое нет-нет, да и выглядывало из ее души. Но Люба виртуозно владела собственными эмоциями, это что-то молниеносно ускользало; и я начинала думать, что мне это померещилось. Мне было непросто с ней общаться. Видимо где-то глубоко в подсознании у меня есть некий передатчик, который, при знакомстве с людьми моментально сигнализирует мне: мы на одной волне или на разных. С Любой мы были совершенно на разных волнах. Я по натуре человек достаточно мягкий, скорее ведомая по доброй воле, нежели ведущая. Люба же - грубый доминант, строящий по росту и своему усмотрению всех окружающих. Бездна силы воли, работоспособности, умение добиться своего. Иногда, после посещения ее дома я начинала верить в энергетических вампиров. И все же я с ней общалась.

Люба была разведена и жила со своими двумя детьми - подростками. Володя - 16 лет, открытый, общительный парень, но без царства и царя в голове, частенько влипающий в какие-то дурацкие истории, откуда его приходилось перманентно выковыривать. Ему совершенно не нравилось в Германии и он постоянно ныл, чтобы мать отправила его обратно в Россию, к дедушке и бабушке. Наташа, младшая дочь четырнадцати лет, была каким-то странным, особенным ребенком. Очень красивая девочка, но холодная, как нижняя часть айсберга. По ее лицу никогда не проходили волны эмоций. Она не смеялась, не плакала, не выходила из себя. Более молчаливой особи женского рода я еще не встречала. Мать ее обожала, сюсюкалась с ней, на что Наташа отвечала холодной волной безразличия, царственно позволяя за собой ухаживать.Collapse )