August 19th, 2008

Зима

Долгая дорога в дюнах

"Мамы, прячьте всех детей,
Оля учится езде."

Это Алекс надо мной так издевается, редиска. А все дело в том, что с сегодняшнего дня я начинаю заниматься в школе вождения. Боюс, ох боюс... Лет еще десять назад я с таким трепетом мечтала научиться водить машину. Но то денег не было ни на машину, ни на права; то времени катастрофически не хватало. И мечта эта как-то плавно и безболезненно переехала в разряд несбыточных.Collapse )
Зима

"Надо отпустить его"


Танюша написала маленький рассказик. О Гусеничке и Цыпленке. Володя нарисовал совершенно очаровательную картину к этому рассказу. Но меня ни разу не обрадовал конец истории. Таньша не то, что вынудила, но сподвигла меня написать продолжение рассказа. Которое представлено в этом посте фиолетовым цветом. А ее начало - зеленым.

Гусеничка сидела, уставившись в одну точку и не реагировала на Цыпленка.
Он догадывался, что она сочиняет стихи, и может быть, даже о нем.
Но даже кратковременная потеря ее внимания очень раздражала его и сердила.
И он не знал, что больше?
Цыпленок старался вывести ее из самосозерцания :
- Гусеничка, иди помой посуду! Или, лучше, подмети пол! Или сядь на диету!
И вообще, кому ты нужна? Ты не разбираешься в политике! Ты пишешь стихи без
запаха, вкуса и цвета! Никакие стихи!
Гусеничка молчала, ее давил ледяной ком, выливаясь слезами огорчения из глаз.
Поэтому, она молчала.


"Значит мне надо уйти, если ей дороже всего самолюбование и сочинение стихов, пусть даже и обо мне", - подумал цыпленок, собирая свой чемодан.
Защелкнув замочки и набрав код, чтобы никакая курица не смогла бы его открыть, цыпленок подхватил чемодан и еще раз зашел в комнату, где сидела гусеничка, даже не сменив позы.
"Ну, ты это... Бывай, гусеничка", - сказал цыпленок. Collapse )