Ольга (feline34) wrote,
Ольга
feline34

Categories:

Воспоминания. 2

Воспоминания

Воспоминания. 1

Они приходят сами или их привозит полиция, практически каждый день. Им сложно смотреть в глаза, потому что там - мертвая пустота. Они входят в ворота, волоча за собой свой несложный скарб, двоих-троих детей. Видеть глаза этих детей - еще страшнее. В них столько боли, столько непонимания того, как мир позволил, чтобы у них не было детства. Каждую новую прибывшую окружает стайка женщин. Они помогают нести вещи, устроиться в комнате. А потом ненавязчиво, даже как-то безотчетно ведут в гостиную, где новенькая, иногда неожиданно для себя, давясь слезами, начинает выплескивать на новых товарок свою жизнь. А они рассказывают о своей. Первый акт терапии.
Квадратный двор, по периметру четыре двухэтажных здания. Комнаты обычно на 4 человек. Если женщина с одним ребенком, то ее подселяют к другой с ребенком. Есть комнаты на трех человек. Мне повезло. Я получила комнату на меня и детей. 7 квадратных метров. Двухэтажные кровати. Стол, три стула и шкаф. Самое необходимое. Но радуешься и этому, радуешься тому, что есть крыша над головой. Есть и еще незамужние девушки. Их селят по четыре в комнату. Эти очень быстро "отходят" и начинают гулять напропалую. Возраст живущих в Приюте женщин от 18 лет.
Мальчики до 14 лет. Если им исполнилось 14, то они не могут оставаться в Приюте со своими матерями. Их определяют в специальные общежития (это не детский дом, а именно общежитие, как у студентов).
Длинный коридор, общий туалет, ванная комната, кухня. Здесь собралось так много национальностей. Молодые турчанки начинают кашеварить после 11 вечера. У них рамадан. Вытаскивают на кухню магнитофон, врубают музыку на полную громкость. Гремят кастрюли, в комнаты ползет почему-то противный запах от их готовки. Просыпаюсь и выползаю на кухню. "Девочки, я все понимаю, что рамадан и так далее. Но сделайте потише. Спать хочется." Девочки извиняются, делают потише. Не успеваю провалиться в сон, как децибеллы снова увеличиваются. Подушку на голову. Чтоб вам провалиться с вашим рамаданом.
Можно конечно пойти к своей Бераторше (сотрудница, занимающаяся твоим делом), пожаловаться, и девочкам пропесочат мозги. Но в таком случае постоянно напряженная обстановка среди женщин лишь накалится.
Ссоры, иногда даже драки - не редкость в Приюте для женщин. По правилам Приюта дети должны быть в комнатах после 8 вечера. В действительности практически все дети, даже самые маленькие, мотаются по дому неприкаянными до 11-12 вечера. Сотрудницы приюта работают до пяти вечера. Дальше мы предоставлены сами себе до следующего утра. Пытаться призвать к порядку - бесполезное занятие.
Приют не похож на общежитие. Не похож потому, что там живут не свободные студенты. Там живут доведенные до предела женщины, которые уже давно забыли, что они - хомо сапиенс. В воздухе ощущается психоз, непонимание того, что происходит и что будет дальше. Здесь очень много кричат. Не могут решать вопросы нормальным общением. Ор частенько несется со всех этажей.
Каждый день уборка. Убираемся по графику. И все равно грязь. Я привезла с собой очень много цветов, что накупила за три года супружества. Все они не вместились в мою комнату. Расставила оставшиеся на подоконниках в кухне и гостиной. Какие-то дети сломали мое лимонное деревце, просто переломили пополам, оборвали листья. Плакала. Я растила его из зернышка.
Насилие не заканчивается за порогом Приюта. Если женщина попала с детьми в Приют, она не станет за одну секунду нормальным человеком. Это невозможно. Дети с настолько изуродованной психикой, что только разводишь руками. Они не умеют играть. Матери ими обычно не занимаются. Ведь роль женщины в семье - откуда она ушла - поломойка, кухарка, груша для битья. Они не умеют любить своих детей. Они не умеют с ними играть, ими заниматься. Самое главное - это удовлетворение (по возможности) их потребностей. Накормить, одеть, уложить спать.
Я очень много помогала сотрудницам приюта и много с ними общалась и общаюсь. Мне это было необходимо, потому что разрывалось сердце, глядя на этих детей. В моей комнате было, по сравнению с другими комнатами очень много игрушек. У нас постоянно были дети. Все знали, что если потерялся ребенок, то найти его можно у меня.
Два раза в неделю детский психолог занимается с детьми. Один день группа от 3 до 6 лет, и один день от 6 до 14. Безумно мало, но все же лучше, чем ничего.
Я уже писала, что подавляющее большинство женщин - турчанки. Обычно они вообще не говорят по-немецки либо говорят очень плохо. Таким нужен переводчик. Переводчик предоставляется бесплатно. Есть также очень много немок, замужем за турками, арабами, марокканцами и т.д. Они более активны, уходят обратно к мужьям за редким исключением.
Новенькая. Марокканка. Соверешнно безумный вид. Прижимает к себе двух девочек 4 и 6 лет. Попала к нам с полицией. Полицию вызвали соседи. Женщину муж и его мать заперли в подвале на многие месяцы. Не давали видеть детей. Муж постоянно избивал и насиловал ее. Соседи слышали крики, но решились вызвать полицию лишь спустя долгое время. Одежду для нее собирали всем Приютом, также как и вещи первой необходимости. Она говорит только на английском. Пытаюсь ее разговорить. Отвечает односложно. Уже две недели занимается только тем, что кормит детей и подмывает их. Она торчит постоянно в ванной и моется, моет себя, потом детей. Как будто пытается отмыть себя и их от черноты. А ночью, боже... мне не спалось и я вышла на кухню и выглянула в окно. Она стояла совершено голая посреди двора. Просто стояла, опустив плечи. Через два дня ее увезли в больницу.
Девочка-турчанка. 19 лет, родилась в Германии. Ее собственный отец продал ее замуж. Просто привез из турции мужика 50 лет и сказал, что это ее муж. Она не хотела мужа, у нее был любимый, была работа, было будущее. Отец запер ее в квартире, которую снял для них. "Муж" насиловал ее каждый день. Когда его не было дома, ей удалось вылезти в окно, с 10-го этажа. Беременна. Для того, чтобы в Германии позволили сделать аборт, надо иметь специальное разрешение. Ездили получать разрешение. Она разговаривала с группой психологов. Разрешение получила. Сделала аборт, хотя ее раздирали такие противоречивые чувства. Аборт - смертный грех. Потом уехала в Берлин, т.к. отец пытался ее найти и убить. Я потеряла связь с ней.
Закон несовершенен даже в Германии. Если ты прожил здесь менее одного года и не имеешь детей - депортация. Многих депортировали. К сожалению, для них это означает либо развод, что в арабских странах не распространено, либо муж забирает их обратно. И снова в ад.
В приют можно прийти только два раза. Государство дает два шанса начать новую жизнь. Но чаще всего они уходят обратно, в насилие. Я этого не понимаю. Хотя нет, понимаю. Это их менталитет. Они воспитываются в понимании того, что они -вещь, созданная для удовлетворения потребности мужчины. И это невозможно из них выбить. Иногда я задаюсь вопросом, а надо-ли? Наверное все-таки надо. Хотя выбивать сотни лет рабства - практически невыполнимая задача.
Еще одна категория в Приюте - русские. За те полгода, что я там прожила, русские к нам не поступали. Но, как я уже сказала, я осталась в дружеском контакте с сотрудницами Приюта и они потом часто мне звонили, с просьбами о помощи в переводе.
Обычный контингент (это моя личная статистика) - молодые девушки из Украины, Белоруссии, Казахстана. Вышедшие замуж за мужчин много старше их. Не знающие немецкого и не хотящие его изучать. Рассказывающие мне о том, что их обманули, что они думали, что их озолотят, а вместо этого - нищета при богатых мужьях.
Мда. Я опять же писала о том, что в Германии многие пожилые, одинокие и даже обеспеченные мужчины, на которых уже не взглянет нормальная немка, ищут по объявлениям девушек из "третьего" мира. Ищут для того, чтобы такая обеспечила им беспроблемную в плане быта старость.
Не, вру. Одна девушка из Украины появилась, когда я уже переезжала на квартиру. Ей 19 - ему 57. Мы с ней много разговаривали, я пыталась объяснить ей, что даже если она к нему вернется, то ничего не изменится. Он будет дальше продолжать над ней издеваться. Она считала по-другому. Вернулась, уже после того как я съехала из Приюта.
Недавно раздался звонок. Она как-то нашла мой новый телефон, помнила мое имя.
В ее жизни ничего не изменилось после ее возвращения к мужу, лишь стало хуже. Она хочет опять в Приют.
Уходя из дома от насильников, мы не учим их, мы лишь делаем их злее. Уходя - уходи. И назад не должно быть дороги. Тот, кто поднял руку один раз, чтобы ударить, поднимет ее еще много раз. А многие все равно надеются, что это не так...
Tags: Жизненные зарисовки
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Покойся с миром, родная

    18 июня скончалась моя лучшая и единственная подруга. Сгорела быстро, страшно и больно меньше чем за пять недель от запущенного рака костей. Хотела…

  • Работаем ли мы, чтобы жить, или живем, чтобы работать

    Сегодня с грустью заметила, что последний раз появлялась в ЖЖ аж больше, чем год назад. Печальная статистика. Хотя, чему удивляться, когда работаешь…

  • Контрабанда

    В последние несколько лет мы редко куда выезжаем за границу да и по стране тоже мало перемещаемся. Обычно мои 24 дня отпуска разбрасываются в течение…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 127 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →

Recent Posts from This Journal

  • Покойся с миром, родная

    18 июня скончалась моя лучшая и единственная подруга. Сгорела быстро, страшно и больно меньше чем за пять недель от запущенного рака костей. Хотела…

  • Работаем ли мы, чтобы жить, или живем, чтобы работать

    Сегодня с грустью заметила, что последний раз появлялась в ЖЖ аж больше, чем год назад. Печальная статистика. Хотя, чему удивляться, когда работаешь…

  • Контрабанда

    В последние несколько лет мы редко куда выезжаем за границу да и по стране тоже мало перемещаемся. Обычно мои 24 дня отпуска разбрасываются в течение…