Ольга (feline34) wrote,
Ольга
feline34

LORD OF THE DANCE

Вот от этого у меня адреналин подскакивает на недосягаемую высоту и мурашки бегут по коже, забываешь дышать... Когда я была на их концерте, у меня просто "срывало башню"...



I danced in the morning when the world was begun
I danced in the moon, the stars and the sun
I danced down from Heaven and I danced on Earth
At Bethlehem I had my birth

Dance, then, wherever you may be
I am the Lord of the Dance, said He
And I'll lead you all, wherever you may be
And I'll lead you all in the dance, said He

I danced for the scribe and the Pharisee
They would not dance; they would not follow me
So I danced for the fisherman, for James and John
They came with me and the dance went on

I danced on the Sabbath and I cured the lame
They holy people said it was a shame
So they whipped, they stripped, they hung me high
And they left me on the cross to die

I danced on a Friday, when the sky turned black
Its hard to dance with the Devil on your back
Oh they buried my body, they thought I'd gone
But I and the dance still go on

They cut me down, but I lept on high
I am the light that will never, never die
But I'll live in you if you'll live in Me
I am the Lord of the Dance, said he

И еще видео под катом и ооочень много разностей о кельтах...



Никто не знает, откуда они пришли. Впоследствии греки назвали их кельтами (keltoi), а римляне — галлами (galli), что значит «безродные дикари». Под этими именами они и остались в истории. Кельты, или галлы, мало были похожи на другие народы. Это было целое сообщество разных племен: бойи, гельветы, эдуи, белги, секваны…

Впервые кельты появились за три тысячи лет до рождения Христа. Расселившись, они заняли территорию, на которой теперь расположены Франция, Германия, Швейцария, Британия, Ирландия, Чехия, Венгрия, Болгария. Они научили европейцев пользоваться железными орудиями и повозками на колесах. Их поселения впоследствии превратились в крупнейшие европейские столицы — Париж, Лондон, Будапешт...

Записанная тайна непременно станет всеобщим достоянием, записанное знание будет осквернено. Поэтому кельты и друиды — хранители кельтских традиций, мистики и обрядов — передавали учение только устно, рассказывая ученику. Возможно, поэтому мы так мало знаем об их жизни, традициях и религии. Практически, единственными дошедшими до нас источниками остались записи ирландских и валлийских саг, сделанные в в Ирландии, Уэльсе и Корнуолле, где кельтские обычаи сохранились до наступления Нового времени.

Из отдельных фактов, разобщенных во времени и в пространстве, из осколков разбитого витража приходится восстанавливать общую картину жизни этого исчезнувшего народа. Неизвестны представления кельтов о сотворении и гибели мира, неясны значения, даты и обряды большинства их праздников. Одни боги известны нам только по названиям, другие — только по изображениям, и часто бывает невозможно связать одно с другим.

Друиды... Кем были они в действительности? Гадателями и астрологами? Жрецами и целителями? Магами и хранителями тайного знания? Стать друидом мог сын или дочь знатного человека, но прежде требовалось пройти долгое обучение, которое занимало двадцать лет. Некоторые считают, что друиды имели свою организацию, не подчинявшуюся земным властителям и охватывавшую все земли кельтов. Раз в год друиды стекались отовсюду в область племени карнутов на собрание. Главным меж них был Верховный маг, которого друиды выбирали себе сами.

Помимо друидов, известны эвбаги, низшее священство, на которых было возложено проведение магических обрядов, и, конечно, барды — певцы, поэты и мистики. Барды знали о «Меде поэзии», чей мистический язык способен принести удачу в бою, отвести тяжелый недуг или, наоборот, поразить насмерть. У бардов было свое закрытое сообщество, и свой князь. Князем бардов был легендарный Талиесин.

Мало что известно и об их праздниках. Новый год (samain) символизировал вечное противостояние двух миров — нашего и потустороннего, предсказывал разрушение мира демоническими силами и ритуальную гибель кельтского правителя. Во время летнего и зимнего солнцестояния, а также в каждое полнолуние совершался священный обряд срезания ветви омелы золотым серпом. Исполняющий обряд друид облачался в белую одежду. Омела была символом жизни и солнца, а срезание ветви омелы с дуба, на котором она растет, имело значение «кастрации» магического дерева.

Скорее всего, кельты верили в переселение душ. Свой род они вели от владыки потустороннего мира, Эоахида (Дагда). Их загробный мир находился под землей, под водой, или же на Блаженных Островах, где остановилось время, где царят изобилие и молодость. А на севере, в местах забвения и смерти, находился остров со стеклянной башней, где жили фоморы — демоны нижнего мира. Потусторонний мир тогда находился совсем рядом, по соседству с местами обитания людей.

По лесным дорогам бродил могучий старец Огмос, одетый в звериные шкуры и с палицей в руке. Он обладал даром провидеть будущее, и уши людей были связаны с его устами невидимыми цепями. Огмос дал людям письменность. Свирепый покровитель войн Эзус сражался серпом. Для жертвы ему годились только люди, повешенные на деревьях. Огромный бог-громовержец, чье имя теперь забыто, принимал в жертву сожженных людей. Многие боги имели полузвериный облик — вепря, оленя, змеи, рыбы. Реки и леса полны были мелких духов, постоянно норовивших напроказить людям. В чащобах встречались эльфы и Озерный народ, водились карлики и устрашающие чудовища.

Римляне, которые в начале нашего тысячелетия теснили кельтов в Европе, всеми силами искореняли их религию. Император Клавдий, по словам летописцев, «совершенно уничтожил в Галлии друидическую религию, отличавшуюся своей ужасной бесчеловечностью». Их культура и религия прекратили свое существование вместе с ними. Но сюжеты и персонажи кельтских мифов и легенд продолжают свое существование в традициях и в памяти многих народов Европы.



Хотя на сегодняшний день существуют лишь смутные представления о самом древнем этапе развития ирландских танцев, известно, что первыми их стали исполнять друиды. Первоначально танец имел обрядовое значение: их исполняли, вознося хвалы священным деревьям и солнцу. Придя с материка в Ирландию, кельты принесли с собой религиозные пляски, некоторые элементы которых сохранились до нашего времени.

Самый старинный вид ирландского танца, сохранившийся и сейчас, называется Sean-Nos. Он ведет свое происхождение от кельтов, которые жили на Британских островах в период с 2000 г. до н.э. и по 200 г. н.э. Старинные летописи свидетельствуют, что этот танец имеет ирландское происхождение, хотя моряки из дальних земель, Северной Африки и Испании, бывавшие в местных портах, например, в Лимерике, привнесли в него свои национальные черты. Соревнования по Sean-Nos проводятся и сегодня. Наиболее популярен этот танец в Западной Ирландии.

Примерно в 400 г., уже после обращения местных жителей в христианство, католические священники продолжали широко использовать элементы национальной культуры в своих богослужениях. Святое Писание украшали кельтскими архаическими орнаментами; кельтские обряды и пляски сопровождали христианские праздники. В XII веке, на волне англо-нормандского завоевания в Ирландию пришли традиции норманнов, их обычаи и культура, в том числе и самый популярный танец того времени, Carol. Ведущий партию в Carol становится в центре круга и поет песню, которую подхватывают окружающие его хороводом танцоры. Стиль Carol сильно повлиял на развитие ирландского танца.

К XVI веку в хрониках уже упоминаются три основных вида ирландских танцев: Irish Hey, Rinnce Fada и Trenchmore. Одно из древнейших описаний национального танца содержится в письме сэра Генри Сиднея, написанного королеве Елизавете I, который был «весьма поражен ирландскими мелодиями, а равно и танцами». Сидней описал свои наблюдения за танцующими на поляне людьми, отметив, что участники танцуют, выстроившись в две линии. Это говорит о том, что английский рыцарь видел раннюю версию танца Rinnce Fada.

К середине XVI века народные танцы перекочевали в парадные залы дворцов и замков. Некоторые из них, адаптированные на английский манер, обрели популярность при дворе Ее Величества. Среди них был и Trenchmore, вариант старинного крестьянского танца. Примерно в то же время обрел популярность и Irish Hey.

Из-за угнетения и преследований ирландской культуры, начавшихся еще в XVIII веке, национальные танцы долгое время исполнялись только под покровом строгой тайны. Поговорка того времени говорит: «Танцор пляшет, покуда не вернется в деревню». Более того, народные танцы резко осуждались христианской церковью. Священники называли их «безумными» и «приносящими несчастья». Некоторые историки полагают, что характерное неподвижное положение рук на поясе появилось в ирландском танце после того, как церковь объявила движения рук непристойными.

В XVIII же веке в Ирландии появились «учителя танцев», с которыми связывают эпоху возрождения танцевальных традиций. Неизвестно, где впервые зародилось это движение, но оно сыграло решающую роль в сохранении и развитии древних обычаев. Учителя странствовали по деревням, обучая танцам местных жителей-крестьян. Одеты учителя танцев были в яркие национальные костюмы. Нередко они устраивали друг с другом состязания, которые обычно заканчивались лишь тогда, когда один из них падал в изнеможении. Многие учителя танцев преподавали также игру на музыкальных инструментах, фехтование или хорошие манеры.

Именно они считаются основоположниками двух самых популярных в наши дни видов народного ирландского танца. Групповой танец Ceili первоначально исполнялся менее одаренными учениками, и был создан для того, чтоб и они могли в полной мере насладиться танцем и полюбить его. Танцы соло — Set — впервые также появились в конце XVIII века.

Костюмы ирландских танцоров до наших дней во многом сохранили свой старинный облик, хотя каждая школа предпочитает свой собственный вариант, сделанный на основе крестьянской одежды XVIII века. В женский костюм обязательно входит большой платок с кельтским орнаментом, который вышивается вручную. Платок крепится на плече брошью. Мужской костюм, возможно, и не столь красив, как женский, но зато он более старинный. Танцоры обычно одеваются в юбку-кильт и куртку с лежащим на плече пледом. Обуваются и мужчины, и женщины в тяжелые туфли (jigs), реже — в мягкие ghillies, похожие на балетные пуанты.

Строгие правила ирландского танца требуют, чтобы руки были выпрямлены, ноги скрещивались только в некоторых движениях, колени касались друг друга только в строго определенные моменты, а все движения производились с соблюдением уровня и амплитуды.


На жизнь во всех ее проявлениях кельты смотрели с точки зрения потустороннего. Помимо очевидных проявлений, жизнь несет отпечаток и смысл того, другого, существующего «по ту сторону» мира. Крыс можно изгнать из дому, читая особые ритмичные заклинания. Человека можно изгнать из тела, душа же его продолжит движение от одного перерождения к другому, от второго — к третьему, и так покуда не закончится само существование мира.

Весь ход жизни предопределен заранее; ребенок не выбирает родителей, взрослый не выбирает судьбу. Ее он получает в качестве наследства своих земных предков, непрошеного подарка капризных богов, и влияния той своей части, которая обитает в ином мире. Человек приговорен прожить свою жизнь так, как записано, и закончить ее так, как предсказано.

Один из символов Ирландии — трилистник — первоначально имел сакральный смысл «Спирали жизни». Святой Патрик, используя трилистник, объяснял животворную природу триединого Господа, и с тех пор трилистник — растение ирландского Христа.

Кельтская смерть для нас непривычна. Согласно кельтской мифологии, окончательная, неотвратимая гибель в конце времен ждет и людей, и богов, а значит, не существует ни рая, ни вечного блаженства, ни Царствия Божия. Значит, в перспективе ни добро, ни мужество, ни справедливость не получат вознаграждения, а зло и бессердечие не будут наказаны. Достойная смерть, как и достойная жизнь, становится одновременно трагической и героической.

Хотя, казалось бы, смерть может быть вызвана самыми разными причинами — несчастным случаем, болезнью, старостью, — с человеческой точки зрения любая смерть неестественна. Яблоня зацветет осенью, курица закукарекает по петушиному, ночью завоет собака. Но не существует ничего случайного, все предопределено заранее, и мужество состоит в том, чтобы принять это с гордо поднятой головой.

Друиды и жрецы с легкостью предсказывали обстоятельства смерти конкретного человека. Часто он жил, зная причину и время своей собственной смерти. Так герой движется к месту битвы, и его путешествие — путь к гибели, на котором он то и дело встречает знаки, предвещающие исход схватки. Оружие воина выпадает из ножен, на поляне он встречает трех одноглазых старух, жарящих собаку на вертеле из ствола рябины... Расстояние от окончательного приговора до исполнения коротко, и решение Судьбы не подлежит обжалованию. Мучение закончится только в самом конце, когда появится Черная Свинья, которая проглотит мир навсегда.

Информация взята отсюда: http://lord.alfabank.ru/dance/
Tags: Интересно, Искусство, Клипы Ютуба
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 19 comments